echelpanov

Categories:

Анализ русского национального самосознания с позиции философии культуры

Парилов, Олег Викторович

Консервативная форма русского национального самосознания: становление и основные этапы развития : диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук: Специальность 09.00.13 – религиоведение, философская антропология, философия культуры / Нижегор. гос. пед. ун-т. - Нижний Новгород, 2006. — 350 с.

https://freereferats.ru/product_info.php?products_id=88285
https://freereferats.ru/product_info.php?products_id=88285

Олег Викторович Парилов — доктор философских наук, профессор кафедры философии и теологии гуманитарного факультета НГПУ им. Козьмы Минина, профессор кафедры философии Нижегородской академии МВД России (Нижний Новгород, Россия), заведующий кафедрой гуманитарных и социально-экономических дисциплин ЧОУ ВО «Нижегородская правовая академия», преподаватель Нижегородской духовной семинарии. Сфера научных интересов: русская религиозная философия, философская антропология. Автор более 130 научных и учебно-методических публикаций. 

Введение

Актуальность исследования. Русское национальное самосознание – чрезвычайно сложный многоаспектный феномен, включающий в себя культурологический, психологический, мировоззренческий, социологический аспекты. В силу своей многогранности, он выступает предметом рассмотрения различных наук: социальной психологии, истории, культурологии, этнологии, политологии и других. Мы анализируем данную категорию с позиции философии культуры. В этом контексте национальное самосознание, в обобщенном виде, предстает как осознание коренных духовных начал отечественной культуры, единого исторического прошлого своего народа; выработка четкого представления о специфике русского менталитета, национального характера; ощущение собственной принадлежности к Российскому государству и осознание его отличий от иных государственных образований. Наконец, одна из наиболее существенных сторон национального самосознания – это проблема особого призвания русского народа в мировой истории. Русское национальное самосознание включает в себя познавательный, эмоционально-ценностный и регулятивный компоненты.

Основой, философско-культурологическим стержнем русского национального самосознания выступает русская национальная идея, трактуемая, в целом, как основанный на уникальном национальном менталитете, национальных ценностях самобытный путь развития России. Таким образом, рассматривая динамику русского национального самосознания в отечественном консерватизме, мы одновременно будем говорить и о развитии русской национальной идеи в указанном направлении.

Некоторые современные исследователи полагают, что на рубеже XX – XXI веков заявления об особом призвании России неактуальны. Так, Д.С. Лихачев уверен, что общенациональная идея в качестве панацеи от всех бед – «крайне опасная глупость». В своей книге «Раздумья о России» он безапелляционно заявляет: «Никакой особой миссии у России нет и не было!» (хотя в этой же работе, но чуть ранее, пишет: «У каждой культуры и у каждого культурного народа есть своя миссия в истории, своя идея»[1]).

Мы убеждены, что русская национальная идея – не миф и не химера, более того, как ядро русского национального самосознания, она жизненно необходима. Абсолютно верно пишет В.М. Межуев: «Идея… – не то, что можно выдумать, изобрести, навязать сверху в качестве «панацеи от всех бед» или, наоборот, отбросить за ненадобностью. Она существует безотносительно к любым пожеланиям или протестам как выражение определенной культурной преемственности (выделено авт. – О.П.) в духовной истории народа… Отказ от нее равносилен отказу от самих себя». Без национальной идеи «Россия – всего лишь бессодержательное, пустое пространство, открытое любому экспериментированию над собой»[2].

Национальная идея предполагает, с одной стороны, восприятие своей культуры как особенной, неповторимой, с другой стороны, – как один из моментов общемировой культуры. Таким образом, она (благодаря способности выходить за рамки собственной национальности) сдерживает нездоровые тенденции трактовать ценности своей культуры как универсальные и пытаться навязать их другим народам.

Будучи фундаментом национального самосознания, национальная идея интегрирует систему ценностей, сплачивает нацию. Одна из тревожных тенденций современного бытия – атомизация российского общества; дух индивидуализма все более укореняется на постсоветском пространстве, что грозит распадом социума. Возрождение русского национального самосознания, русской идеи послужит единению нации на основе осознания принадлежности к единому культурному ареалу, на основе усвоения имманентных русской культуре ценностей и святынь, а значит, послужит заслоном обозначенным деструктивным тенденциям.

Русская идея сообщает высший трансцендентный смысл бытию нации, является показателем ее духовности. Одна из общих трактовок духовности – способность выходить за пределы собственного бытия: «Духовность… следует определять как способность индивида и общества… выходить за рамки собственного существования, ставить перед собой и реализовывать цели и задачи, не связанные с поддержанием своего собственного существования»[3], – верно пишет Б.П. Шулындин. А поскольку национальная идея есть логос, адресованный нацией человечеству, предполагает выход за собственные – национальные – пределы, то она отражает высокую духовность нации – носителя данной идеи.

Русская идея должна стать мировоззренческой основой развития социума. Последние двадцать лет, ассоциирующиеся с понятием «время реформ», убедительно показали, что общественные преобразования, игнорирующие духовный опыт предыдущих поколений, проводимые в отрыве от национально-культурного контекста, в итоге выливаются в бесплодные метания из крайности в крайность, заранее обречены на провал. Не уяснив духовных основ национальной культуры, невозможно ставить и продуктивно решать стратегические задачи государственного строительства.

Именно сегодня русская идея чрезвычайно актуальна в общемировом масштабе. Еще в первой половине XX в. русский философ Г.П. Федотов пророчески уловил черты нарождающейся новой цивилизации: кризис «национального духа» и, как следствие, национальное усреднение, торжество массовой культуры. В XXI веке эти тревожные тенденции приобрели общепланетарные масштабы, оформились в концепцию глобализма, основные черты которой – нивелирование национальных особенностей, ценностей и традиций, нравственный нигилизм, космополитическая тактика всесмешения человечества на основе меркантильных, потребительских интересов. Глобализм необыкновенно агрессивен, чреват «войной всех против всех». Стремление Запада утвердить свои ценности как универсальные вызывает противодействие остального мира, «в противовес западному культурному империализму усиливаются фундаменталистские течения в других цивилизациях, подчеркивающие непреходящие ценности великих самобытных культур… Центральной осью мировой политики будущего, видимо, будет конфликт между Западом и остальным миром»[4]. То есть речь, по сути, идет о дальнейшем существовании человечества. Возрождение русского национального самосознания, русской идеи – это путь мирного противодействия глобализму, как насильственному механическому соединению людей на бездуховной основе меркантильных интересов. Русская идея предполагает солидаризацию народов на основе духовности, признания ценности каждой самобытной культуры.

В этой связи особое значение приобретает органический консерватизм, ибо он содержит значительные духовно-нравственные потенции, его отличает стремление к стабильности бытия. Укорененный в глубинные пласты национальных культур, он связывает в единое органическое целое прошлое, настоящее и будущее. Принципиальная позиция консерватизма такова, что общество – не механизм, который можно настраивать по различным искусственно создаваемым моделям, но целостный организм, развивающийся естественно, в опоре на многовековой национальный опыт. Консерватизм сдерживает негативные тенденции отрыва от духовных истоков, противодействует порочной тактике всякий раз «переписывать» историю заново. Серьезная проблема, с которой сталкиваются практически все общества, особенно в эпохи кардинальных преобразований, – это конфликт между устоявшимися формами жизни и модернизационными процессами, между традицией и новацией, старым и новым. Перекос в ту или иную сторону чреват разрушением общества. Так, дискредитация традиции и абсолютизация новаций ведет к отрыву от коренных общественных устоев и, как следствие, – разрушению жизненного уклада, материальной и духовной культуры. И наоборот, абсолютизация традиции и отрицание новаций влечет общественный застой, а, следовательно, деградацию нации. Возрождение русского национального самосознания, русской идеи на основе органического консерватизма, утверждающего необходимость модернизационных процессов, но – в опоре на ценностный фундамент традиции, послужит преодолению болезненного конфликта между старым и новым.

Мы исследовали динамику русского национального самосознания, русской идеи в важных направлениях: концепции «Москва – третий Рим» старца Филофея (Филофей – предтеча русского консерватизма), старообрядчестве, славянофильстве, консервативной мысли 2-й половины XIX в. (Н. Данилевский, К. Леонтьев), консерватизме ХХ в. (евразийство). Данные течения, во-первых, очень ярки, самобытны. Во-вторых, в творчестве указанных авторов и в их характерах, полагаем, очень рельефно проявились специфические черты русского национального менталитета, хотя и, зачастую, неоднозначно. В-третьих, – и это главное – они представляют разные этапы развития русской культуры, существенные хронологические срезы. Филофей – яркий представитель средневековой Руси. Старообрядчество, зарождаясь на стыке эпох, при переходе от средневековой православной культуры к рационалистической культуре Нового времени, воплотило черты обоих этих глубинных пластов. Поэтому оно многогранно, сложно, интересно. Славянофилы проявили себя как консервативные мыслители Нового времени. Творчество Н. Данилевского, К. Леонтьева приходится на переломный этап мировой истории, характеризуемый кризисными явлениями в западной культуре, социальными потрясениями в России (крушение монархии, повлекшее очередной кардинальный перелом в органическом развитии страны). Наконец, евразийство явилось выразителем национального самосознания, русской идеи применительно к советскому этапу развития России.

Безусловно, представленная работа не претендует на роль «единственно верной» трактовки национального самосознания, русской идеи, это авторский взгляд, но – выработанный в опоре на объективные факты отечественной истории, закономерности развития русской культуры, русской мысли, и в данном качестве может послужить этапом прояснения национального самосознания, русской идеи.

Степень научной разработанности темы. Проблема национального самосознания, русской идеи – одна из ключевых в отечественной философии. Впервые русская идея была четко сформулирована в XVI веке: в концепции «Москва – третий Рим» старца Филофея звучит мысль об особом – мессианском – призвании русского народа во вселенском масштабе. Хотя истоки русской идеи, по верному утверждению М.А. Маслина, восходят еще к XI веку. Знаменитое «Слово о законе и благодати» митрополита киевского Иллариона, написанное в яркой художественной форме, прославляет Русскую землю, принявшую крещение и влившуюся в семью христианских народов[5].

В XIX столетии русская идея, как ядро национального самосознания, оформляется в качестве уникальной философской проблемы. Именно тогда о ней впервые заговорили. Важной вехой в развитии национального самосознания, русской идеи стали «Философические письма» П.Я. Чаадаева и его «Апология сумасшедшего». С одной стороны, мыслитель подверг Россию убийственной критике, но с другой стороны, выразил надежду на ее великое будущее. Именно «Философические письма» стимулировали интенсивные поиски русской интеллигенции места России в мировой истории, в результате чего оформились два принципиально различных направления – западников и славянофилов. Спор между ними не утихал на протяжении всего XIX столетия и перешел в XX век.

Важнейший этап в развитии русского национального самосознания связан с именем Вл. Соловьева. В его знаменитом докладе «Русская идея», прочитанном в Париже в 1888 г., в работе «Россия и Вселенская Церковь» (1889 г.) русская идея получает концептуальное обоснование. Творчество Вл. Соловьева стало важным импульсом для дальнейшего развития национального самосознания, русской идеи в начале XX в. в трудах множества ведущих отечественных философов русского культурного ренессанса. А в 1946 г. выходит в свет фундаментальный труд Н.А. Бердяева «Русская идея», где проблемы особого пути России, специфики русского менталитета, национального самосознания получили всестороннее многоаспектное освещение.

В целом, тема русского национального самосознания, русской идеи была актуальна для подавляющего большинства наиболее известных русских мыслителей XIX – XX вв. Свидетельством тому служат вышедшие не так давно сборники под названием «Русская идея»[6], в которых представлены взгляды на судьбу России, ее место в истории: старца Филофея, Н.М. Карамзина, П.Я. Чаадаева, А.С. Пушкина, А.С. Хомякова, И.В. Киреевского, В.Г. Белинского, А.И. Герцена, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, К.Н. Леонтьева, Н.И. Кареева, Вл.С. Соловьева, Е.Н. Трубецкого, В.В. Розанова, Н.А. Бердяева, Л.П. Карсавина, П.Н. Савицкого, С.Л. Франка, С.Н. Булгакова, И.А. Ильина, А.Ф. Лосева и других.

Рубеж XX – XXI веков демонстрирует всплеск интереса к проблеме национального самосознания, происходит «новое рождение» темы русской национальной идеи, появилось множество монографических работ: В.И. Гидиринского, А.В. Гулыги, В.В. Кожинова, С.Н. Кочерова, Д.С. Лихачева, А.С. Панарина, О.А. Платонова, В.Н. Сагатовского, Е.С. Троицкого, А.И. Уткина, Л.Е. Шапошникова, Ф.Я. Шипунова. Спектр суждений в данном контексте чрезвычайно широк: от неоправданной идеализации русского народа, прошлого, настоящего и будущего России до их откровенного очернительства[7]. Подобный разброс мнений свидетельствует о непроясненности русского национального самосознания, русской идеи. Следует согласиться с М.А. Маслинным, что «нынешнее «незнанье России» достигло у нас небывалых ранее размеров»[8].

Проблема в том, что одни авторы выступают защитниками национальных устоев, традиций, другие настроены на их ниспровержение. В соответствии с этим в отечественной философии, в контексте исследования русского национального самосознания, русской идеи, прослеживаются три магистральных направления.

Первое направление можно обозначить как национальный нигилизм, представителями которого являются: П.Я. Чаадаев (его «Философические письма»), поздний Вл. С. Соловьев, пожертвовавший национальным началом в пользу абстрактного вселенского единства, а в наши дни – историк А.Л. Янов, отождествивший возрождение и развитие национального самосознания с проявлением национального самомнения[9].

Направление, диаметрально противоположное рассмотренному, – патриотизм, проявляемый, в свою очередь, в различных формах: просвещенный (старец Филофей, славянофилы); тяготеющий к изоляционизму, провинциальности (старообрядцы, Н. Данилевский, К. Леонтьев).

В третьем направлении – эклектизме – частично представлены черты первых двух направлений. Так, Вл. С. Соловьев в ранний период творчества, с одной стороны, выступил защитником православия, критиковал западное христианство (и в этом выступил как продолжатель славянофильства); но с другой стороны, был более критичен (чем славянофилы) к допетровской России, к органичным русской культуре социальным институтам (общине).

Рассмотренные направления – это лишь основные тенденции, схема, обобщающая богатую палитру взглядов русских мыслителей на сущность России и ее путь в истории.

Таким образом, русская идея как философский феномен, стержень русского национального самосознания, является уникальным духовным достоянием отечественной философской мысли. И в XXI столетии тема русского национального самосознания, русской идеи столь же актуальна, что и в XIX веке.

Цель и задачи исследования. Цель нашего исследования заключается в прояснении уникального философского феномена «русская идея», как ядра русского национального самосознания; в выявлении динамики русского национального самосознания, русской идеи в ключевых направлениях отечественной консервативной мысли. Данная цель предполагает решение следующих задач:

– прояснить сущность консервативного мировоззрения, выявить специфические черты отечественного консерватизма;

– определить категориальный статус русской национальной идеи;

– исследовать русскую национальную идею в ее ключевых аспектах;

– прояснить категорию «менталитет», выявить сущностные черты русского менталитета, как фундамента реализации русского национального самосознания, русской идеи;

– определить точку зрения консервативных мыслителей на выразителей, носителей русского национального самосознания, на субъект реализации русской идеи;

– выявить динамику развития русского национального самосознания, русской идеи в важнейших течениях отечественного консерватизма – концепции «Москва – третий Рим» старца Филофея, старообрядчестве, славянофильстве, консервативной мысли 2-й половины XIX века, евразийстве (ХХ век); 

– определить основные тенденции развития русского национального самосознания, русской идеи в отечественной консервативной мысли;

– выявить социально-исторические и мировоззренческие детерминанты трансформаций русского национального самосознания, русской идеи в отечественной консервативной мысли.

Объект исследования – основные направления русского консерватизма в культурфилософском аспекте.

Предмет исследования – сущность русской идеи; развитие русского национального самосознания, русской идеи в отечественном консерватизме.

Теоретическая и методологическая база исследования. Теоретической основой исследования является цивилизационный подход к истории, а также утверждение диалектических связей, как объективных условий развития социумов. Методологическую базу исследования составила совокупность следующих методов: сравнительно-исторического, единства исторического и логического, анализа, синтеза, абстрагирования, обобщения, индукции, аналогии.

Источниковую базу работы составили: труды классиков отечественной и мировой философии, посвященные исследованию категории «идея»[10]; монографии, рассматривающие тему русского национального самосознания, русской идеи[11]; произведения отечественных консервативных мыслителей[12], разнообразная критическая литература.

Новизну диссертационного исследования можно свести к следующим обобщающим положениям.

Диссертация – одна из первых работ, в которой осуществлено систематизированное, концептуальное рассмотрение ключевого философского феномена «русская идея», являющегося стержнем русского национального самосознания. 

Прояснен категориальный статус русской идеи (данный феномен рассмотрен как один из аспектов содержательно более широкой категории – «идея»).

Выявлены и исследованы наиболее существенные аспекты русского национального самосознания, русской идеи (провиденциальный, исторический, культурологический); прослежены внутренние структурные связи между данными аспектами.

Выработана обобщенная трактовка категории «национальный менталитет», выявлены существенные особенности русского национального менталитета, как субстанциональной основы русского национального самосознания, русской идеи.

Исследованы проявление русского национального самосознания, реализация русской идеи в ключевых течениях отечественной консервативной мысли; выявлены основные тенденции развития национального самосознания, русской идеи в данных направлениях.

Определены исторические, мировоззренческие детерминанты эволюции русского национального самосознания, русской идеи в отечественном консерватизме.

Теоретическая и практическая значимость работы. Прежде всего, исследование послужит определенным вкладом в развитие русского национального самосознания, может стать импульсом к дальнейшему осмыслению феномена «русская идея».

Результаты работы будут способствовать дальнейшему изучению духовного наследия русских консервативных мыслителей; в целом, исследование расширяет знания об отечественной философии Средневековья, Нового времени.

В самом общем виде, русская национальная идея определяет высшие цели нации, призвана быть мировоззренческим фундаментом позитивного социального развития, которое возможно лишь в органической связи с духовным наследием прошлого. Поэтому выработка концепций, определение приоритетов государственного и в целом социального строительства возможны лишь на основе самобытных начал, с учетом бесценного опыта русских консервативных мыслителей. В данном контексте, многие положения рассмотренных в исследовании авторов не утратили своей актуальности, при условии их адаптации к современным реалиям.

Выводы исследования помогут определить критерии взаимодействия России с иными цивилизациями (и, прежде всего, с западной) и в этой связи, будут способствовать адекватной оценке негативных тенденций современного бытия (речь, в частности, – о порочной глобалистской стратегии).

Материалы данной работы используются соискателем при чтении курса русской философии.

Апробация работы. Основные положения диссертации получили освещение на российских и международных научно-философских конференциях: «Русское православие: Вехи истории»: Международные VI Рождественские православные чтения (Н. Новгород, 1998); «Православие и проблемы воспитания»: VII международные рождественские православно-философские чтения (Н. Новгород, 2000); «Церковь и общество на пороге 3-го тысячелетия»: Х международные рождественские православно-философские чтения (Н. Новгород, 2001); «Единство и этнокультурное разнообразие мира. Диалог мировоззрений»: VI международный симпозиум (Н. Новгород, 2001); «Православная духовность в прошлом и настоящем»: XII международные Рождественские православно-философские чтения (Н. Новгород, 2003); «Истина и заблуждение. Диалог мировоззрений»: VII Международный научно-богословский симпозиум (Н. Новгород, 2003); «А.С. Хомяков: философ, писатель, публицист»: Международный симпозиум (Москва, 2004); «Философия и будущее цивилизации»: IV Российский философский конгресс (Москва, 2005).

Материалы диссертации нашли отражение в следующих публикациях: 2 монографии («Роль самобытников в развитии русского самосознания»; «Русская идея: от Древней Руси – к Новому времени»); 2 учебных пособия («Проблема «Запад – Восток» в русской религиозной философии XIX – начала ХХ века» (в соавторстве с И.А. Треушниковым), «Проблема «Запад – Восток» в русской религиозной философии» (в соавторстве с И.А. Треушниковым)); частично вошли в учебное пособие «Философские проблемы человека и общества». Итоги исследования отражены в 27 статьях российских и региональных научных изданий. Всего по теме диссертации опубликована 31 работа общим объемом 47 печ. листов. В декабре 2005 г. в Нижегородской правовой академии прошла научная конференция, посвященная обсуждению монографии соискателя «Русская идея: от Древней Руси – к Новому времени»; в конференции приняли участие ведущие нижегородские ученые.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, пяти глав (в главах 1 и 5 – по три параграфа, в остальных – по два параграфа), Заключения и Списка использованной литературы.

[1] Лихачев Д.С. Раздумья о России. – СПб., 1999. – С. 46, 31.

[2] Межуев В.М. О национальной идее // Вопросы философии. – 1997. – № 12. – С. 8-9.

[3] Шулындин Б.П. Особенности российской цивилизации и современные реформы в России // Россия и россияне: выбор пути: М-лы конференции ученых-обществоведов. – Н. Новгород, 2000. – С. 150.

[4] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис. – 1994. – № 1. – С. 48.

[5] См.: Маслин М.А. «Велико незнанье России…» // Русская идея. – М., 1992. – С. 7.

[6] Русская идея. – М., 1992; Русская идея: Сборник произведений русских мыслителей. – М., 2002.

[7] Ярким примером последнего служат следующие сочинения: Гореликов Л.А., Лисицина Т.А. Русский путь. Опыт этнолингвистической философии. Ч. 3. Судный час русской идеи. – Новгород, 1999; Янов А.Л. Россия против России. Очерки истории русского национализма 1825-1921. – Новосибирск, 1999.

[8] Маслин М.А. «Велико незнанье России…» // Русская идея. – С. 6.

[9] См.: Янов А.Л. Россия против России. Очерки истории русского национализма 1825-1921. – Новосибирск, 1999.

[10] Платон. Соч. – М., 1879; Федон, Пир, Федр, Парменид. – М., 1999; Кант И. Соч.: В 8 т. – М., 1994. – Т. 3, кн. 1; Гегель Г.В.Ф. Наука логики: В 3 т. – М., 1970. – Т. 3; Флоренский П.А. Соч.: В 4 т. – М., 2000. – Т. 3 (2).

[11] Бердяев Н.А. Русская идея. – М., Харьков, 1999; Троицкий Е.С. Возрождение Русской идеи. – М., 1991; Платонов О.А. Русская цивилизация. – М., 1992; Шипунов Ф.Я. Истина Великой России. – М., 1992; Сагатовский В.Н. Русская идея: продолжим ли прерванный путь? Серия: Россия накануне XXI века. Выпуск 2. – СПб., 1994; Бабаков В.Г., Семенов В.М. Национальное сознание и национальная культура. – М., 1996; Гидиринский В.И. Русская идея и армия. – М., 1997; Лихачев Д.С. Раздумья о России. – СПб., 1999; Шапошников Л.Е. Очерки русской историософии XIX-XX вв. – Нижний Новгород, 2002; Кожинов В.В. О русском национальном сознании. (Серия: История России. Современный взгляд.) – М., 2002; Уткин А.И. Вызов Запада и ответ России. – М., 2003; Кочеров С.Н. Русская идея: сущность и смысл: Монография. – Н. Новгород, 2003; Панарин А.С. Православная цивилизация в глобальном мире. – М., 2003; Гулыга А.В. Русская идея и ее творцы. – М., 2003 и др.

[12] Послание монаха Псковского Елеазарова монастыря Филофея дьяку М.Г. Мисюрю-Мунехину с опровержением астрологических предсказаний Николая Булева и с изложением концепции «Третьего Рима»; Послание московскому великому князю Василию Ивановичу о «Третьем Риме», обязанностях правителя, обряде крестного знамения // Синицына Н. Третий Рим. Истоки и эволюция русской средневековой концепции (XV – XVI вв). – М., 1998; Стихи духовные. – М., 1991; Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. – Горький, 1988; Аввакум Петров. Послания и челобитные. – СПб., 1995; Поморские ответы. – М., 1911; Публичное собеседование архимандрита Михаила с синодальным миссионером о. К. Крючковым в Киеве 20 июля 1908 года. – М., 1908; Аксаков К.С., Аксаков И.С. Литературная критика. – М., 1982; Аксаков К.С. Эстетика и литературная критика. – М., 1995; Киреевский И.В. ПСС. – М., 1911; Самарин Ю.Ф. ПСС: В 12 т. – М., 1877–1911; Хомяков А.С. ПСС: В 8т. – М., 1900-1904; Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М., 1991; Леонтьев К.Н. Избранное. – М., 1993; Леонтьев К.Н. Восток, Россия и славянство. – М., 1996; Савицкий П.Н. Континент Евразия. – М., 1997; Трубецкой Н.С. Пути Евразии. – М., 1992.

Скачать и читать диссертацию бесплатно:

См. также:

Философия русской идеи (1)

Кочеров С.Н., Парилов О.В., Кондратьев В.Ю. Философия русской идеи: монография. Н. Новгород: Мининский университет, 2018. 288 с. ISBN 978-5-85219-573-9 

https://echelpanov.livejournal.com/55192.html

Актуальные вопросы национального консерватизма (14)

История русского консерватизма и национализма в современной России. Аркадий Минаков в гостях у «РИ» (19 ноября 2019)

https://echelpanov.livejournal.com/43007.html

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded