echelpanov

Categories:

Царь Иоанн Грозный и исторические свидетельства его святости

История Православие 

Историческими свидетельствами святости первого русского Царя (так было адаптировано в русском языке древнеримское понятие «Цезарь» или, по другому, «Кесарь»; в Германии этот титул звучал как «Кайзер») – первого правителя-Помазанника Божия на Руси, являются, прежде всего, прижизненные и посмертные иконы и фрески Иоанна Васильевича Грозного.

Документальные подтверждения почитания Царя Иоанна IV (Грозного) в лике святых

Историческими свидетельствами святости первого русского Царя, первого Божиего Помазанника на Руси являются прижизненные и посмертные иконы и фрески Иоанна Васильевича Грозного. Например «Благословенно воинство Небесного Царя» (позднее название «Церковь воинствующая») находящаяся в настоящее время в экспозиции Государственной Третьяковской Галереи, фреска «Митрополит Макарий и Иоанн Грозный» в алтарной части Успенского собора Свияжского Успенского мужского монастыря и и клеймо «Моление Царя Иоанна Грозного с сыновьями Феодором и Димитрием» на Тихвинской иконе Божией Матери, в Благовещенском Соборе Московского Кремля.

В построенном при Великом князе Иоанне III в 1491 г. Спасо-Преображенском соборе Новоспасского монастыря, сохранилась фреска Иоанна Грозного, на которой он изображен с нимбом. Над его правым плечом написано «Цръ», над левым - «Iwаин». Кроме этих известных изображений существует и малоизвестная фреска в Казанском монастыре города Рязани «Предношение Иоанну Васильевичу Казанской иконы Богоматери».

Фреска Новоспасского монастыря

Фреска Казанского монастыря

Известно о почитании Царя Иоанна IV Императором Петром I, который считал себя его продолжателем в деле завоевания Прибалтики и неоднократно это подчеркивал. Так во время торжеств после заключения мира со Швецией (1721 г.) герцог Голштинский построил триумфальные ворота, на которых с одной стороны был изображен Император Петр Великий, а с другой Царь Иоанн Грозный. Знатная публика отнеслась к этому с неодобрением. Но Петру I изображение Иоанна Грозного так понравилось, что он обнял герцога, поцеловал и публично сказал: » Эта выдумка и это изображение самые лучшие изо всех иллюминаций, какие только я во всей Москве видел. Ваша светлость представили тут собственные мои мысли. Этот Государь (указал на Царя Иоанна Грозного) - мой предшественник и пример. Я всегда принимал его за образец в благоразумии и храбрости, но не мог еще с ним сравняться. ТОЛЬКО ГЛУПЦЫ, КОТОРЫЕ НЕ ЗНАЮТ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ЕГО ВРЕМЕНИ, СВОЙСТВА ЕГО НАРОДА И ВЕЛИКИХ ЕГО ЗАСЛУГ, НАЗЫВАЮТ ЕГО ТИРАНОМ».

«Благословенно воинство Небесного Царя» (позднее название «Церковь воинствующая»), находящаяся в настоящее время в экспозиции Государственной Третьяковской Галереи. Фрагмент.

После смерти Императора Петра I, в череде дворцовых переворотов и иноземных временщиков, в «высшем» слое русского общества, которое приобрело западное мышление и все более отрывалось от родных корней, утратилась память о святости и почитаемости русских благоверных князей. Утратилась и почитаемость первого русского Царя - Помазанника Божиего, о котором знатные боярские роды распространяли только негативную информацию. Созданный Карамзиным (членом масонской ложи с 18 лет) образ Царя Иоанна IV - «тирана и душегуба» - овладел умами «передовых» людей общества на многие десятилетия.

Только с воцарением воистину русского Императора Александра III Миротворца, вновь стала возрождаться подлинная Православная Государственность, Симфония Священства и Царства. Тогда-то, в 1882 г., и был обновлен образ Царя Иоанна IV в Грановитой палате Московского Кремля.

А при царствовании святого Царя-мученика Николая II была начата работа по подготовке общецерковного прославления Государя Иоанна Грозного. Об этом сохранились документы в отделе рукописей ГБЛ.

Так писатель Александр Николаевич Стрижев сообщал, что когда он работал в отделе рукописей ГБЛ с документами фонда Святейшего Синода десятых годов ХХ века - до Собора 1917-1918 гг., он обнаружил там список подвижников благочестия, к канонизации которых готовился Синод. Там были и блаженная Ксения Петербургская, и святитель Игнатий Брянчанинов, и святитель Феофан Затворник, и святитель Филарет Московский и праведный Иоанн Кронштадский и ...Царь Иоанн Васильевич Грозный. И только революция 1917 прервала процесс общецерковного прославления Царя Иоанна IV.

На сегодня для нас свидетельством святости Иоанна Грозного являются ещё два несомненных факта - это фреска Грановитой палаты и святцы Коряжемского монастыря. Благодаря исследованию современного историка Вячеслава Манягина в отношении этих свидетельств мы можем говорить о следующем.

Фреска «Митрополит Макарий и Иоанн Грозный» в алтарной части Успенского собора Свияжского Успенского мужского монастыря

Фреска Царя Иоанна IV из Грановитой палаты Московского Кремля. Грановитая палата была расписана в к. XVI в., во время царствования сына Иоанна Грозного, Царя Феодора Иоанновича (1584-1598). Реставрировавший ее росписи во второй половине XVII века иконописец Симон Ушаков оставил их описание: "Царь Феодор Иоаннович сидит на златом царском месте на престоле, на главе его венец царский с крестом без опушки (подобный венцу Царя на иконе «Благословенно воинство Небесного Царя» - В.М

Изображение нимба на Царском портрете из Грановитой палаты, как и изображения нимбов на княжеских портретах из Архангельского собора, были именно признаком святости, несмотря на то, что далеко не все из представленных на фресках князей были канонизированы. Изображенные с нимбом князья относились к разряду почитаемых усопших, или святопочивших, местночтимых в столице их княжества.

«Образ святого князя ступень за ступенью формирует и Степенная книга. Идеальный правитель - это тот, кто как государственный муж «благоразумным велемудрием преудобен, во бранех же храбр и мужествен... вся православные догматы по Бозе трудолюбно утверждая... на святость и на украшение Богом дарованные им державы», а в личной жизни «сам тщашеся угодная Богу сотворити», «многие святыя церкви поставляя и честная монастыри устрояя», так что через личный подвиг князя «вера христианская... сугубо распространяшеся».

Именно верность Православию является главным основанием для прославления государя как святого, а из русских князей никто никогда «ни смутися... ни соблазнися о истинном законе христианском», поэтому многие из князей «аще и не празднуеми торжественно и не явлены суть, но обаче святы суть» - так Степенная книга объясняет то обстоятельство, что даже не канонизированных официально Церковью князей сочли возможным представить в росписи собора. Степенная книга и образы Архангельского собора формируют представление об идеальном правителе из рода праведных, который и после смерти продолжает оказывать помощь потомкам, ограждая их небесным заступничеством. Центральная идея эпохи - прославление Православия через святость государей...».

Клеймо «Моление Царя Иоанна Грозного с сыновьями Феодором и Димитрием» на Тихвинской иконе Божией Матери, которая пребывает в Благовещенском Соборе Московского Кремля.

Таким образом, древнерусская традиция с одной стороны, и Церковь в лице составителя Степенной книги, митрополита Афанасия с другой, признают почитание князей, как местночтимых святых без общецерковной канонизации.

Тем более это относится и к православным Царям - Помазанникам (Христам) Божиим. Как первый Помазанник Божий на русском престоле Иоанн IV, без сомнения, так же почитался в народе после своей кончины, как местночтимый святой благоверный Царь. Тем более, что перед смертью он принял великую схиму с именем Иона. Это почитание и отражают нимбы на нескольких известных ныне изображениях Государя. До 1917 года на гробницу Иоанна Васильевича в Московском Кремле проходили простые русские люди просить Царя о заступничестве в суде, как небесного предстоятеля перед Праведным Судьей.

Документальным свидетельством этого почитания являются «Святцы Коряжемского монастыря» (1624 г.), в которых на обороте 205 листа под датой 10 июня находится запись: «В той же день обретение святаго телеси великомученика Царя Иванна». Церковный историк проф. Е. Голубинский (который без особого восторга относился к личности государя Иоанна Васильевича) в своем труде «История канонизации святых в Русской церкви» признает, что речь идет о мощях именно царя Иоанна Грозного, а также отмечает почитание его в лике местночтимых святых, почитание которых прекратилось по какой-либо причине.

Икона Грановитой палаты в Московском Кремле

https://likorg.ru/post/dokumentalnye-podtverzhdeniya-pochitaniya-carya-ioanna-iv-groznogo-v-like-svyatyh

Жаль, что Дмитрий Николаевич Юдкин не приводит здесь ссылку не первоисточник (аналогичный текст я нашел на сайте «Русский монархист» https://www.ruskmir.ru/2013/10/car-ioann-groznyj-i-istoricheskie-svidetelstva-ego-svyatosti/)

Вот еще любопытная информация:

О том, что святой Царь-мученик Николай II с Царицей-мученицей Александрой Федоровной готовили всероссийское прославление Иоанна Грозного во святых вспоминал в одной из своих эмигрантских статей и бывший начальник Главного управления по делам милиции временного правительства С. Г. Сватиков, приводя слова Великой Княгини Марии Георгиевны (1876†1940), сказанные ею вскоре после февральского переворота 1917 года: «Государыня (Александра Феодоровна) всею душою восприняла каноны… Православия. Она глубоко прониклась началами Самодержавия и Народности. Она много читала по истории России 16 и 17 века, и Россия представилась Ей в образе Московской Руси, с ее безконечной преданностью Царю, с ее верою в Царское Самодержавие, возносящееся над всеми сословиями и классами и более всего посвящающее себя служению простому народу…

Ей же, Государыне, принадлежала инициатива прославления и, если окажется возможным, сопричтения к лику святых… по ее мнению, Царя-великомученика и народолюбца, а именно Иоанна IV-го, которого Государыня не любила называть «Грозным». Его Государыня считала «мучеником-народолюбцем», жертвою боярской клеветы».

Достоин быть отмеченным тот факт, что среди почитателей Царя Иоанна Грозного был и потомок святителя Иоанна Тобольского — святитель Иоанн Шанхайский. Зарубежный русский церковный историк Н.Д. Тальберг свидетельствовал: «… Одинаково было наше понимание Святой Руси, с ее историческим Самодержавием, огромного значения в развитии и укреплении государства Дома Романовых, расходясь только в толковании закона о престолонаследии. Обще было наше почитание памяти Царей Мучеников Павла I и Николая II. Сходились в мнении о таинственном завершении царствования Императора Александра I. В последние годы выявился общий наш интерес к Царю Иоанну IV Грозному. Помню последнюю встречу с Владыкой в синодальном доме летом 1964 г. «Прочли ли Вы мою статью о Царе Иоанне?» – «Конечно, Владыко». – «Знаете, когда я писал ее, то думал о Вас»». (Епископ Савва (Сарашевич). Летопись почитания архиепископа Иоанна (Максимовича). Чудеса Божии сегодня. Российское отделение Валаамского общества Америки. М. 1998. С. 165-166).

https://www.odigitria.by/2014/06/26/car-ioann-groznyj-i-istoricheskie-svidetelstva-ego-svyatosti/

Православные христиане в спорных исторических вопросах должны ориентироваться не столько на мнение светских историков, сколько на позицию святых Русской Православной Церкви (в том числе учитывать частное мнение таких подвижников, как о. Николай Гурьянов)

Тут можно отметить: конечно, могут заблуждаться и святые люди, как великая княгиня Елизавета Феодоровна о Распутине (которого она в глаза никогда не видела и доверяла в основном придворным слухам). Когда произошло убийство Григория Ефимовича, в одном письме она написала текст, суть которого можно свести к следующему «Ну и поделом! Как хорошо, что это случилось», что недостойно для преподобномученицы, это было явно не проявлением православной святости (мы разделяем в личности святых человеческое и Божественное). Письмо было перехвачено и доставлено Царской семье, Александра Федоровна долго горько плакала. Сегодня профессор богословия протоиерей Георгий Митрофанов ссылается на это негативное мнение о Григории Распутине великой княгини чуть ли не на как истину в последней инстанции... Она думала, что с позиции старшей сестры может поучать царицу, к Николаю Александровичу тоже относилась без должного пиетета (все-таки Помазанник Божий!). 

В начале марта общество «Двуглавый орел» (легитимиста-кирилловича К. В. Малофеева) выложило на своем канале в ю-тюб заседание Этноконфессионального совета при губернаторе Астраханской области, официально обозначенное как «Круглый стол «Актуальные вопросы Истории народов России в контексте современных этнополитических процессов» от 27 февраля 2020 г., посвященный личности и правлению Иоанна Васильевича Грозного с участием местной татарской общественности (Малофеев, кстати, татарин по матери, о чем он сам говорил в прошлом году), там Грозного поругивали, хотя отмечали и необходимость осторожного отношения к зарубежным источникам (иностранцы-путешественники много грязи вылили на нашу страну), что анализ деяний конкретного политика должен обязательно проводиться в контексте эпохи (этому профессора учат студентов на первом курсе) и т. д. Какой объективности можно ожидать от подобных мероприятий? В защиту Грозного что-то положительное сказало всего 2-3 человека. Остальные ссылались на Карамзина (западника по мировоззрению, хотя и близкого к первым славянофилам, по мнению А. Ю. Минакова — это из другой лекции), работу профессора Скрынникова времен Брежнева, какую-то публицистику, дореволюционную либеральную историографию (совсем забыли про Игоря Яковлевича Фроянова из СПбГУ. К слову, мне очень не нравятся его симпатии к Сталину). Известно, что историки многие десятилетия переписывают друг друга, только единицы пытаются руководствоваться не стереотипами, а здравым смыслом. Хотя они как следователи или профессиональные журналисты обязаны сопоставлять источники между собой (доискиваясь до истины), тщательно изучить все архивы самостоятельно, составить компетентное мнение вне своих симпатий и антипатий. Кроме того, в научном анализе нет место эмоциям, иначе это уже не академическая наука.

Один из присутствующих татар, вроде бы доктор исторических наук, назвал становление самодержавия при Иоанне Васильевиче «красным террором». Вот такие у нас в стране сегодня историки, совсем не знают что такое «красный террор» при большевиках (те за несколько дней по надуманным предлогам уничтожили столько человек, сколько Государь Иоанн IV казнил за все свое царствование, причем это была реальная крамола. Законности при Грозном в 16 веке уж было поболее, чем при большевиках в начале 20-го. Более подходящие для Красного террора синонимы — это геноцид или стратоцид как форма геноцида, правовой беспредел, расправа над невиновными людьми, проявление чрезмерного экстремизма (причиной расстрела тогда было не конкретное преступление, а классовая принадлежность. Убивали не только казаков или офицеров, но и учителей гимназий, профессоров вузов, чиновников царской полиции, бывших госслужащих). Это было однозначно преступной политикой юридически нелигитимной власти Ульянова-Бронштейна с позиции законодательства Российской империи (другой тогда в нашей стране не было) и европейских правовых норм на начало XX века. Опричнина Иоанна Васильевича — «часть [законной] государственной политики в Русском государстве с 1565 по 1572 годы, состоявшей в реализации чрезвычайных мер, конфискации феодального имущества и земель в пользу государства, снижении боярско-княжеской власти и укрепления централизации государства», читаем в Википедии. Применение смертной казни в борьбе с изменой — вполне законная прерогатива правителя европейской страны в 16 веке, ни у каких юристов тут не может возникнуть вопросов, главной проблемой для исследователей должна являться виновность / невиновность репрессированных. Потому что если они были действительно виновны, во власти самодержавного царя было покарать всех без исключения (а из источников мы знаем, что он по несколько раз прощал некоторых своих политических противников). Можно высказать сожаление, что Государю так и не удалось победить крамолу, учитывая смерть от отравления нескольких его жен. А он, как нормальный политик, брачные союзы заключал исключительно в российских государственных интересах, что бы там не говорили его недоброжелатели), мыслят идеологическими шаблонами. Что-то мне очень не нравятся такие историки-дилетанты. Если уж собирать Круглый стол, то с учеными, специализирующимися конкретно по эпохе Иоанна Васильевича (можно было бы привлечь и писателя В. Г. Манягина, хоть у него и нет научной степени. Может быть, он высказал бы какие-то важные аргументы), провести более-менее честную дискуссию. Человек бы десять серьезных экспертов со всей России наверняка набралось (не только из провинции). Очень хотелось бы, чтобы деяния первого русского православного царя как правителя оценивали тоже православные люди, хотя бы не атеисты или мусульмане.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded