echelpanov

Categories:

Новые обстоятельства гибели Царской семьи?

Вчера Елена Козенкова на своем канале в ю-тюб опубликовала видео "Архиепископ Михаил (Донсков). Я видел убийцу Царя и Царевича" (14. 03. 2020)

https://www.youtube.com/watch?v=28bicYIHTsc&t=5s

Интрига тут была в следующем:

"Безценное свидетельство архиепископа Русской Православной Церкви Заграницей Михаила (Донскова), который вырос в русской эмиграции, в Париже. При каких обстоятельствах архиерей увидел убийцу Царя и Царевича, ведь убийство было совершено более века назад? Кто это был? - на 29-ой минуте интервью."

Оказывается, им был Имре Надь (венг. Nagy Imre, [nɒɟ imrɛ]; 7 июня 1896, Капошвар, Австро-Венгрия — 16 июня 1958, Будапешт, Венгрия) — венгерский политический и государственный деятель. Сторонник демократических реформ в коммунистической партии. Премьер-министр Венгерской Народной Республики в 1953—1955 и во время восстания 1956 года, подавленного советскими войсками. Казнён 16 июня 1958 года. 

Об участии в расстреле Царской семьи он рассказал незадолго до собственной смерти, «не молитесь за меня, Бог меня не простит», чему был свидетелем архиепископ Михаил. Как нам к этому следует относиться?

«Согласно библиографическим данным, Имре Надь, 1896 года рождения, участвовал в Первой мировой войне в составе австро-венгерской армии. Попал в русский плен, до марта 1918 года содержался в лагере недалеко от посёлка Верхнеудинска, затем вступил в Красную армию и воевал на Байкале. На Интернете существует множество автобиографических данных об Имре Нади, но ни в одном из них нет упоминания об участии в убийстве царской семьи.»

http://evreimir.com/79965/kto-rasstrelyal-tsarskuyu-semyu/

Иван Фёдорович Плотников (1925-2011) — доктор исторических наук, профессор Уральского государственного университета (г. Екатеринбург), академик Российской академии гуманитарных наук, заслуженный деятель науки РФ:

"В США в 1984 г. вышла в свет книга "Письма Царской Семьи из заточения", составленная Е.Е. Алферьевым. В ней помещены документы, которые, как и воспоминания, в свое время были предоставлены средствам печати бывшим военнопленным-австрийцем И.П. Мейером, оказавшимся в 1918 г. в Екатеринбурге. В документе содержится "Список команды особого назначения в дом Ипатьева (1-го Камишл. стрелк. полк)" (орфография источника. - И.П.). Приведены имена семи бывших военнопленных: Горват Лаонс, Фишер Анзелм, Здельштейн (очевидно, следует читать "Эдельштейн". - И.П.) Изидор, Фекете Эмил, Над Имре, Гринфельд Виктop и Вергази Андреас", а далее - троих русских, как от "Обл. ком." (очевидно, имеется в виду уральская областная Чрезвычайная комиссия. - И.П.): Ваганов Серге, Медведев Пав, Никулин". В документе не сказано, что эти семеро участвовали в расстреле, но помещение их имен рядом с тремя определенно известными цареубийцами толкают читателя на отождествление тех и других.

Составитель книги дал документу наименование: "Список команды чекистов, назначенных в дом Ипатьева для расстрела Царской Семьи под начальством Юровского". Вот эти-то семь австро-венгерских военнопленных (иногда с подразделением на немцев-австрийцев, венгров и евреев) называются участниками расстрела членов царской семьи (с указанием и трех остальных русских, а также Юровского или без них). Возникло чрезвычайно много инсинуаций вокруг имени "Над Имре" - его читают как "Имре Надь" (одно время возглавлявший Венгерское правительство). На деле Имре Надь, будучи военнопленным, не был на Урале. Такие фамилия и имя в Венгрии чрезвычайно распространены.

По длительному изучению документа в сопоставлении его с большой суммой других источников, автор этих строк пришел к твердому выводу, что, во-первых, ни один из семи указанных австро-венгров не участвовал в расстреле, во-вторых, что документ вообще сфабрикован. Он датирован 18 июля, то есть временем после совершившегося в ночь на 17 июля расстрела. Далее. Павел Медведев, как и Ваганов, не были чекистами, хотя и участвовали в расстреле. Чекистом был другой назначенец в дом Ипатьева - М.А. Медведев (Кудрин). Имя Ваганова не Сергей, а Степан. Почему-то не значится П.З. Ермаков, который был действительно направлен в дом Ипатьева для производства казни вместе с Вагановым и Медведевым. Вызывает вопросы и штамп документа. Но главное: на 18 июля "1-го Камышловского стрелкового полка" не существовало. Он был сформирован много позднее - лишь 10 августа. Нужно "отдать должное" фабрикатору "документа": в указанный полк действительно вошли и отступившие из Сибири подразделения "интернационалистов", в основном венгерских военнопленных, в числе которых были и бойцы с такими же или сходными именами. Немало таковых в июле находилось и в Екатеринбурге. Имена же троих русских могли быть взяты из следственных материалов Н.А. Соколова и других (с неточным указанием имени Ваганова; М.А. Медведев же в них не фигурирует вообще и назван его однофамилец - Павел).

Мейер - австриец, был представителем интернационалистов в Уралоблсовете и лично знал многих из них. Список семи иностранцев завершается именем "Вергази Андреаса". Здесь возникает большой вопрос. Дело в том, что следствием в 18-м же году, в самом начале, в доме Ипатьева была обнаружена, сфотографирована и опубликована в книгах и Н.А. Соколова, и М.К. Дитерихса надпись стоявшего на посту венгра: на русском - ". 6. Вергаш Карау... 1918. УП/15"; и на мадьярском - "Verhas Andras. 1918 УП/15 eor segen" ("стоял на часах"). Под фотокопией этой настенной надписи Соколов дал заголовок: "Надпись на русском и мадьярском языках, сделанная в доме Ипатьева палачом-чекистом за сутки до убийства".

Поскольку надпись постовым была сделана всего за полтора суток до расстрела, Соколов опрометчиво, без иных данных, отнес этого человека к убийцам, тем самым дав повод для "австро-венгерской" версии состава расстрельной команды, хотя это и расходилось с другими его же данными. Итак, мы имеем дело с почти совпадающими именами, фамилиями в материалах следствия и реальными данными по одному из имен в списке рассматриваемого документа ("Вергази Андреас" и "Верхас Андрас"). Как и в случае с именем Имре Нада, мы также имеем дело с весьма распространенным венгерским сочетанием имени и фамилии. Вместе с тем команда из семи военнопленных, включая Вергази (Верхаса), могла существовать, "быть при сем деле", но не принимать участия в расстреле. Команда эта могла быть в доме Ипатьева. Имеются достаточно убедительные данные о том, что в доме в эти дни действительно были люди, с которыми Я.М. Юровский разговаривал не по-русски. Как показывал на следствии разводящий внешней охраны, некоторое время являвшийся и ее начальником, А.А. Якимов, в ДОНе появлялся "человек, лицом смуглый, похож он был на еврея" и разговаривал с Юровским "как будто пo-жидовски".

https://ruskline.ru/monitoring_smi/2003/09/16/o_komande_ubijc_carskoj_sem_i_i_ee_nacional_nom_sostave

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded