echelpanov

Categories:

Скарлетт Йоханссон в поисках идентичности

1. Россия, стань русской!

Как дополнение к уже сказанному и написанному, хотелось бы разобрать понятие так называемой «национальной идентичности» в строго научном плане, благо литературы на эту тему выпущено достаточно, для нас здесь главное понять, может ли быть она быть в принципе противопоставлена идентичности культурно-цивилизационной, которую обосновал в своем докладе профессор Багдасарян, или же эти похожие понятия тождественны по своей сути и здесь можно найти какие-то общие черты и характеристики. В начале нашего исследования (которое мы продолжим в рубрике «Актуальные вопросы национального консерватизма») заглянем краем глаза в Википедию:

Национальная идентичность или национальное самосознание — одна из составляющих идентичности человека, связанная с ощущаемой им принадлежностью к определённому этносу или нации. Национальная идентичность не тождественна понятиям национальности или гражданства, хотя они могут быть факторами, оказывающими на неё сильное влияние. 

Национальная идентичность не является прирождённой чертой. Она  проистекает из приобретённого осознания общности культуры, истории,  языка с определённой группой людей. К этому может добавиться чувство  принадлежности к определённому государству, приверженность его государственной идее, национальной идентичности и государственным символам.

Национальная идентичность может быть многоуровневой и  сложносоставной. У малых народов, не имеющих собственной  государственности, нередко имеет место национальная идентичность,  комбинирующая региональную этнокультурную идентичность с более широкой  национальной идентичностью, связанной с политической нацией и  государством. Национальную идентичность мигрантов может определять как  их происхождение, так и самоидентификация с их новым государством и его  культурной средой. 

На определённых этапах развития в рамках одной и той же  этнокультурной группы могут конкурировать несколько проектов  национальной идентичности. Примером может служить соперничество  носителей малороссийской идентичности и носителей украинства на малороссийских землях Российской империи.  В некоторых контекстах понятие «национальная идентичность»  употребляется в отрыве от индивида, как некая совокупность черт и  установок, присущих целой группе людей. 

Позитивное и конструктивное выражение чувства, связанного с собственной национальной идентичностью, называется патриотизмом и национализмом, негативное и гипертрофированное —  шовинизмом

Хотим поделиться теперь своим личным мнением по данной теме. В 1990-е годы в России на тему обретения нашим народом национального православного самосознания в эпоху разгула «дикого криминального либерализма» много говорил и писал приснопамятный  митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев), которого всячески игнорировали столичные федеральные масс-медиа при всем своем пафосе и государственном патриотизме, так как из политического центра действовало негласное «табу» на озвучивание подобной повестки дня и само слово «русский» было чуть ли не ругательным. Либералы во власти больше всего боялись на самом деле не столько реванша коммунистов, сколько того, что важным звеном высшего государственного управления станут представители консервативного православного большинства по преимуществу славянской национальности, которые на корню пресекут разграбление госсобственности, вывоз материальных ценностей за рубеж, насаждение и гегемонию западной культуры на ведущих телеканалах, поменяв главный вектор проводимой политики с внешнеполитического на социально-ориентированный, хотя бы попытавшись установить подобие социальной справедливости. Но так случилось, что родственники, знакомые и коллеги российской политической элиты (в большинстве своем серые невзрачные люди с предпринимательской жилкой и пристрастием к роскоши) стали социальным российским мэйнстримом, превратились в больших бизнесменов, политиков и миллиардеров, создав на олимпе российской власти отдельную оффшорную кастовую иерархию. Казалось бы — денег они нахапали, будущее своих детей обеспечили, так дайте теперь пожить обычным честным людям, которые никогда ни в каких финансовых схемах не участвовали, ни в каких «распилах» и «откатах», и никто вас трогать не будет. Что мешает православным (и не только) гражданам России сегодня вновь заявить о праве называть себя открыто русскими не только в культурно-цивилизационном, но и в национальном плане (именно так, не сразу, а постепенно, да и где границы самой этой так называемой «русскости»?) — обычно на это болезненно реагируют Роскомнадзор и правоохранительные органы, которым повсюду мерещатся призраки пресловутого «экстремизма» по 282 статье УК (по сути взрощенного ФСБ путем создания псевдопатриотических фундаменталистских сект), до запрета Путина им совести, мозгов и наглости хватало возбуждать уголовные дела за невинные репосты в социальных сетях. Например, они никак не реагировали на русофобскую риторику Собчак и др. деятелей в блогах и интервью. Ведь быть русским — это не значит быть чем-то лучше людей другой национальной — конфессиональной — культурной принадлежности. Почему за пределами России можно быть русскими, евреями, итальянцами, мексиканцами, англичанами, болгарами (как в США), заявлять о любви к своим корням, предкам, религии, национальности (как в Израиле) — и это считается там вполне нормальным? Конечно, с 1990-х годов многое в этом плане в России изменилось и позитивные подвижки есть, но хочется более адекватного поведения федеральных чиновников. С другой стороны, многие лидеры патриотических объединений сами ведут себя провокационно, эпатажно (взять к примеру лозунг «Православие или смерть!» СПХ), используя непримиримую агрессивную риторику сверх всякой меры. Некоторые и вовсе нарываются на жесткость со стороны властей, приобретая бонусы от своих сторонников за «героическую бескомпромиссность». Нашим патриотам, действительно нужно признать, не хватает внутреннего мира, позитивного миролюбивого (в информационном пространстве) имиджа без скандалов и участия в провокационных демаршах — а отсюда и недоверие со стороны общественности, журналистов, Московской Патриархии, чиновничества. Многие из патриотов озлоблены, оскорблены, чем-то нервированы, выясняют без конца отношения между собой и как следствие — разобщены. Вот как позитивный пример — известный диссидент Владимир Николаевич Осипов при коммунистах говорил о патриотизме, православии, но никогда не критиковал советскую власть, так его посадили в тюрьму только за любовь к церковной России и «припаяли» антисоветчину за красивые глаза. Сейчас такого нет — могут возбудить уголовное дело, но длительных сроков никому не дают, сажают только за конкретное противоправное деяние. Мы специально в своем ЖЖ периодически приводим информацию о проблемах идентичности и нации в США, чтобы можно было сравнить их с положением в нашей стране. Там все люди со своими специфическими национальными особенностями считают себя в цивилизационном плане американцами, им это никак не мешает себя чувствовать частью большого англосаксонского мира. Вопрос: что может помешать гражданам бывшего Советского Союза чувствовать себя при их желании частью единого русского пространства? Да и саму русскость можно понимать в разных значениях: широком культурно-цивилизационном и узкоконфессиональном (приверженность ценностям Православия) или узконациональном (лицо славянской национальности), что можно было бы закрепить на законодательном уровне в академических научных словарях и справочниках. Были же русские мусульмане в российской императорской армии при Александре III (можно вспомнить не изменивших присяге в 1917 генерала от кавалерии Гусейна Хан Нахичеванского и лютеранина графа Федора Артуровича Келлера, прозванного «первой шашкой России»), почему сейчас у нас не может быть русских евреев или иудеев — если им самим захочется себя так называть, считая cвоей родиной Россию, а не Израиль? Сравните тех мусульман царской России с современным конфессиональным понятием: 

«русские мусульмане (араб. مسلمون روسيون  ) — этнорелигиозная группа представителей русской национальности, принявших ислам. (...) 

Касаясь мотивов обращения русских  в ислам, исследователь из Нидерландов Ева Рогаар отметила разочарование  в «православной церкви, в повсеместном моральном разложении общества,  коррупции и так далее». В. В. Иванов, сотрудник Российского института стратегических исследований, в публикации на сайте Православие.ру сделал сходное замечание:  

«Слабая работа» РПЦ проявляется, прежде всего, в том, что фактически не ведётся миссионерской работы среди русской молодёжи.

 Почему русские переходят в ислам? Потому что на атеистическую почву можно посеять любые зёрна.    

В той же публикации главной причиной успеха мусульманской проповеди среди отдельных представителей русской нации он назвал отрыв большинства русских от своих духовных корней, незнание православного христианства, искажённое представление об этой религии. Описывая свой опыт переписки и встреч с лицами, заявившими о переходе из христианства в ислам, Г. В. Максимов делает вывод о почти поголовном незнании ими «даже азов христианства,  самых элементарных вещей», исключение составляют случаи принятия ислама  бывшими священниками. Конкретный подтверждающий пример можно найти в биографии В. А. Сидорова (Харуна Ар-Руси), основателя Национальной организации русских мусульман, который утверждает, что до знакомства с Гейдаром Джемалем не понимал ни ислам, ни христианство и «пришёл в ислам не из христианства, а, скорее, из язычества». Цит. по:

Тут нужно отметить, что этнические мусульмане намного более религиозны, чем формально православные россияне и в их среде намного выше нравственность, священной традицией считается уважение и забота о стариках, у них выше рождаемость. Это и есть настоящие русские мусульмане, хотя по национальности они татары, чеченцы, осетины и др.

На данный момент у нас в стране существуют даже атеисты-безбожники с красным советским самосознанием, которые сами себя считают русскими. Будут ли православные христиане их ругать и гнобить за это? Ведь быть русским — это означает прежде всего любить Россию, ее культуру, историю, признавать приоритет православной религии в сложном процессе многовекового становления нашего государства и соответствующе себя вести в согласии с христианскими заповедями и ценностями — любить  Бога, не создавать себе кумиров (материальных идолов), жить не только для себя, рожать детей, всем помогать, никого не убивать, не блудить, не обманывать и т. д, заниматься духовно-нравственным развитием своей личности. Относиться к другим людям так, как мы хотим, чтобы они относились к нам. Во всяком случае это тот идеал, к которому необходимо стремиться, а коммунизм как идеология рано или поздно в любом случае должен быть осужден и запрещен на законодательном уровне (может, лет через 20 или позже). О научном академическом определении национальной идентичности смотрите в третьем разделе этой публикации.

Теперь о шоу «Найди свои корни», ее российский аналог — проект Первого канала «Моя родословная» (если я не ошибаюсь), где приглашенные звезды и артисты составляют свое генеалогическое древо, она выходила в эфир лет десять назад, пока это не надоело продюсерам. Там не было такого выпуска (как на канале RBS ниже), чтобы неожиданно для всех выяснилась похожая печальная судьба предка героя программы: к примеру прабабушка по отцовской линии из Белоруссии попала в советский концетрационный лагерь в 1919 году, прадедушка забит до смерти чекистами в подвале за защиту православного храма от поругания. Студия дружно осуждает большевизм, палачей-латышей и герой говорит, что намного больше проникся любовью к своим предкам и Православию (одновременно по материнской линии у него родственники татары, французы или поляки). Зрители аплодируют и выносится вердикт: как важно обрести свою идентичность в российском (русском) культурном пространстве. Пригласить бы туда Нарусову, Познера, Канделаки, Швыдкого, Набиуллину (хотя, возможно, они уже были?), было бы любопытно посмотреть.

“У иудеев считается национальная принадлежность по матери, у мусульман —  по отцу. Моя мать — еврейка, а отец — татарин, мусульманин. Несмотря на  разные вероисповедания, родители жили в браке. Соответственно, я уважаю  и Тору, и Коран. Я ходил и в синагогу, и в мечеть. Для меня Бог един”.

— Тимати, популярный рэп-певец, доверенное лицо Президента РФ на выборах — 2018

В программе Юрия Дудя 29 мая 2018 года православный рок-рэп исполнитель Андрей Бледный из группы 25/17 рассказал, как пил в молодости водку со скинхедами, спорил о жизни, потом защищал от разных отморозков своего темнокожего друга. «Дед у меня еврей и кто я по национальности? Русский? Еврей?» — вопрошает он ведущего. См.: https://www.youtube.com/watch?v=854JGIkfM2c

Все это пока неформат на российском TV.

2. Скарлетт Йоханссон в поисках корней.

Голливудская звезда Скарлетт Йоханссон выяснила жуткие подробности из  истории своей семьи, приняв участие в шоу «Найди свои корни» на  американском телеканале PBS, которая вышла в эфир 31 октября 2017 года.

Актриса не смогла сдержать слез, когда узнала о трагической судьбе  своих родственников-евреев из Польши в годы Второй мировой войны и  нацистской оккупации, сообщает журнал People. В  то время как прадед Скарлетт Йоханссон жил в Нью-Йорке, где торговал  продуктами, его брат вместе с семьей погиб в Варшавском гетто, узниками  которого при нацистах были около 450 тысяч евреев – большинство из них  погибли в самом гетто или были вывезены в лагеря смерти.

Изучая  документ из израильского мемориального центра Холокоста Яд Вашем,  Йоханссон с ужасом прочла, что Моше Шламберг и двое его детей - Злата,  15 лет, и Мандлит, 17 лет - погибли в гетто.

«Я пообещала себе,  что не буду плакать. Но это сложно» - призналась актриса со слезами на  глазах. «Теперь я знаю, зачем вы положили салфетки», - добавила она,  утирая глаза и пытаясь прийти в себя, нервно смеясь.

«То есть действительно невозможно себе вообразить этот ужас. Это просто безумие, невозможно представить», - сказала актриса.

Справившись  с первым потрясением, Йохансонн отметила, что теперь чувствует более  сильную связь с прошлым своей семьи, о котором прежде знала очень мало.

Оригинал текста: https://www.anews.com/p/79526466-skarlett-johansson-rasplakalas-uznav-o-strashnoj-gibeli-rodnyh/

Предки Скарлетт Йоханссон

Недавно Скарлетт Йоханссон впервые узнала, что  родственники ее матери погибли в Варшавском гетто. Как складывалась в  Польше судьба еврейских предков актрисы, чем пожертвовала для нее  бабушка и какую роль в спасении ее деда сыграли бананы – в обзоре  Jewish.ru.

Не зная о происхождении Скарлетт Йоханссон, сложно  догадаться, что предками этой голубоглазой блондинки были евреи. Хотя  сама актриса говорит, что ежегодно отмечает Хануку и помнит о еврейских  корнях, о жизни маминых родственников ей всегда было известно крайне  мало. Однако совсем недавно в эфире популярного в Америке шоу «Найти  ваши корни» актриса узнала о судьбе своего деда Майера и его брата Моше,  которые во время Второй мировой войны оказались по разные стороны  океана. Узнала – и не смогла сдержать эмоций. 

Актриса Скарлетт  Йоханссон родилась 22 ноября 1984 года в семье датчанина Карстена  Йоханссона и дочери еврейских иммигрантов Мелани Слоун. В детстве она  часто бывала в Дании и ассоциировала себя с «принцессой викингов» – так  будущую актрису называл ее отец. Но со временем самоощущение Скарлетт  сильно изменилось. «Сейчас я чувствую себя одновременно и американкой, и  скандинавкой, и еврейкой, – рассказывает звезда. – Мне близка и  культура Дании, и еврейские традиции, я отмечаю Рождество вместе с  жителями Америки, но при этом праздную Хануку, как было принято в нашей  семье».

О  предках отца и его прошлом Скарлетт всегда знала довольно много, но  история маминой семьи ей была известна лишь по немногочисленным  рассказам бабушки. «Дороти и Майер Шламберг развелись, когда моя мама  была ребенком, и деда я знала очень плохо, – объясняет актриса. – Он  всегда был очень сдержанным – я думаю, это прошлое наложило на него  такой отпечаток».

Жизнь Шламбергов действительно была очень  непростой. Отец Майера, Соул Шламберг, родился в конце XIX века в  небольшом городке Груец в Польше, на территории которой тогда жили 4/5  всех евреев мира. Численность населения в черте оседлости с 1800 по 1880  годы выросла в пять раз, и евреи, которым запрещалось покупать землю,  выживали как могли. Именно поэтому в период с 1881 по 1914 годы из  Восточной Европы выехали 2,5 миллиона евреев, и многие из них осели в  США. Среди них был и Соул. Прадед актрисы отправился в Америку, когда  ему не было еще и 25 – он добрался до Нью-Йорка на судне SS Nieuw  Amsterdam 28 мая 1910 года, и в списке пассажиров значился под своим  настоящим именем – Шлакне Шламберг. Молодой человек путешествовал один и  почти без денег, а по прибытии поселился на Ладлоу-стрит в Нижнем  Ист-Сайде, где торговал бананами в продовольственной лавке. Но какой бы  незавидной ни была судьба Соула, жизнь его брата Моше, оставшегося в  Груеце, была еще хуже.

До  того как войска Гитлера напали на Польшу в сентябре 1939 года, Моше,  пусть и с трудом, но содержал свою жену и десятерых детей, однако вскоре  после начала войны их разлучили. К концу зимы 1942 года евреев в Груеце  не осталось: часть из них были убиты, а остальных депортировали на  север, в печально известное Варшавское гетто. Моше тогда было уже под 60  лет, а его младшей дочери, Злате, едва исполнилось 14.

Данные о  нескольких членах семьи Шламберг удалось найти совсем недавно – одна из  выживших дочерей Моше, Мирьям Марголис, получила их в мемориальном  комплексе истории Холокоста. Согласно документам, Моше и две его  несовершеннолетние дочери Злата и Мандил погибли в Варшавском гетто, а о  судьбе жены и остальных детей можно только гадать. Читая эти строчки в  эфире программы, Скарлетт не смогла сдержать слез. «Я обещала себе, что  не буду плакать, но это очень сложно, – объясняет актриса. – В это же  самое время Соул продавал бананы на Ладлоу-стрит, и в Америке было всё  иначе, чем в Европе. Судьба братьев сложилась настолько по-разному… Эти  документы заставляют чувствовать более прочную связь с той стороной моей  семьи, меня самой».

Предки  Дороти – бабушки Скарлетт по маминой линии – тоже были евреями, они  жили в белорусском городе Несвиж. Дед Дороти, Барух Ходаш, работал  сапожником, но получал крайне мало. Не желая повторять судьбу отца, его  сын Ицхак решил эмигрировать. В то время евреи начали возвращаться на  землю предков, в Палестину, но перспектива жить в окружении враждебно  настроенных арабов не прельщала Ицхака, и они с женой решили попытать  счастья в Америке.

Молодые поселились в Бруклине. Ицхак устроился  работать на кожевенное производство, жена обустраивала быт, и совсем  скоро у пары родился первый ребенок, Дороти, а затем еще двое малышей.  Старшая дочь с детства проявляла невероятный артистизм, активно  участвовала в школьной жизни и тянулась к знаниям. Несмотря на то, что в  семье все общались только на идише, девочка быстро выучила английский,  играя с друзьями, и вне дома разговаривала исключительно на нем.

Окончив  школу, Дороти поступила в Хантерский колледж, но в конце концов ей  пришлось бросить учебу: отец, который был единственным кормильцем в  семье, слег с тяжелой болезнью и вскоре умер. Для матери эта ноша  оказалась непосильной, и девушка решила помочь семье – устроилась на  работу на сталелитейный завод своего дядьки. На плечи Дороти, которая  еще в колледже посещала курсы по бизнесу, легли обязанности бухгалтера и  секретаря, но несмотря на то, что должность была не из простых, она  продолжала работать на этом месте вплоть до своего замужества.

«Бабушка  не любит вспоминать те времена, когда она была в браке с дедом, –  рассказывает Скарлетт. – Но я знаю, что когда моя мама была маленькой,  бабушка решила доучиться». В середине 50-х Дороти действительно  вернулась в Хантерский колледж, где начала изучать психологию и  педагогику, и знания, полученные там, очень скоро пригодились ей. Когда  их дочери Мелани было всего восемь лет, они с Майером развелись, и  женщина пошла работать преподавателем – сначала в обычную школу, затем в  школу для сложных детей.

В  60-е, когда Мелани была уже подростком, Дороти захотелось перемен, но  она решила не мелочиться, переезжая из одного города в другой, а сразу  поменять страну. Несмотря на риски, мать и дочь, у которых было минимум  денег и максимум энтузиазма, уехали в Данию. Там они какое-то время жили  и работали на ферме, а потом перебрались в Копенгаген, где Мелани  встретила свою судьбу – Карстена Йоханссона, сына известного в Дании  писателя Айнера Йоханссона. Буквально через полгода молодые переехали  обратно в Нью-Йорк, а Дороти, которая полюбила северную страну всем  сердцем, еще какое-то время оставалась там.

Дороти Слоун  вернулась в Америку спустя несколько лет и стала помогать дочери с  воспитанием детей – в 1976-м у Йоханссонов родился сын Эдриан, в 1980-м –  дочь Ванесса, а в 1984 году на свет появились близнецы Скарлетт и  Хантер. Одно время, когда Мелани была вынуждена работать в другой  стране, Дороти заменяла детям мать и, как рассказывает Скарлетт, отлично  справлялась с этой непростой задачкой. Актриса даже назвала в честь  бабушки свою дочь, объясняя это тем, что во многом благодаря воспитанию и  любви Дороти она стала тем, кем является сейчас. «Бабушка сформировала  мою лучшую сторону, – объясняет Скарлетт. – Она всегда была очень  сильной и ставила интересы семьи выше собственных, поэтому не имела  возможности реализовать свой актерский талант. Думаю, она гордится тем,  что я исполнила ее мечту».

Мария Крамм

https://jewish.ru/ru/stories/reviews/184373/

3. Академическая наука о национальной идентичности

Чтобы стало возможно максимальнее полно раскрыть заявленную тему, обратимся к сайту УМО. 

Справка: Учебно-методическое  Объединение (УМО) по классическому университетскому  образованию (ранее Учебно-методическое  Объединение университетов СССР)  было создано на базе Московского  государственного университета имени  М.В. Ломоносова в 1987 г. Председателем Совета  был назначен ректор  Московского государственного университета. Все Учебно-методические  объединения высших учебных заведений были созданы как  государственно-общественные  объединения в системе высшего  профессионального образования Российской Федерации.

На этом сайте опубликовано приложение к учебнику, написанному коллективом авторов под названием Гражданин. Общество. Государство: Россия в XXI в. – М. : Политическая энциклопедия, 2014. – 286 с.

Это учебник по общественно-политическому  процессу и проблемам развития гражданского общества в современной России  ориентирован на молодого читателя. Учитывает особенности восприятия  информации молодежью как целевой аудиторией и призван сформировать  целостное представление о гражданской, общественной и политической  сферах жизни нашей страны на современном этапе. Открываем его на главе «Национальная идентичность»:

1.2. Национальная идентичность

Национальная идентичность – понятие  многомерное, частично охватывающее понятия исторической, имперской,  политической идентичности, политической культуры, гражданства,  патриотизма. Для ее понимания применим образ «зеркала», в котором  общество узнает себя, или «матрицы», которую «сканируют» и размножают в  копиях. Национальная идентичность имеет непосредственное отношение к  проблеме целостности общества и состоятельности государства. Целостность  общества возможна благодаря тому, что люди создают «воображаемое  сообщество» (Б. Андерсон) или «репертуар идентичностей» (Э. Г. Эриксон).  Людей объединяют «образ общности»: представления об общей территории,  поколениях, истории, нормах культуры, законах. Эти представления  закрепляют символы общности. Большинство граждан не знают ничего друг о  друге, но в умах каждого из них живет образ их общности. Никто не видел  территорию России в целом, но карта, символы дорог, городов дают образ  всей страны.

С образом общности связаны национальные  интересы и национальная идентичность, поскольку народ на общей  территории создавал общие религиозные и светские ценности, язык общения,  способный стать государственным. Это помогало представлять единое и  относительно однородное общество (французы, испанцы, британцы),  создающее национальное государство. Были страны, в которых подобный  процесс проходил по-особому в силу большей разнородности культуры  народов, слабой связи территориальных частей. Тогда вместо национального  государства формировалась империя, поскольку консолидация  многонационального населения требовала закрепления наднациональной  идентичности. Имперская идентичность играла во многом такую же роль, как  национальная, но в империи появлялись символы возвышения народа,  облеченного особой миссией по отношению к этнически разнородному  населению и другим странам. Так, Французская республика в ходе войн  Наполеона Бонапарта стала империей. Формирование национального  государства в Англии переросло в становление наднациональной  идентичности Великобритании – морской империи, в пределах которой «не  заходило солнце».

В Германии общегерманская идентичность  слагалась на основе унификации языковых норм, традиций Священной Римской  империи германской нации, доминирования Пруссии, ведущей победоносные  войны, образов государственных деятелей (фельдмаршал Мольтке, канцлер  Бисмарк), ставших символами служения государству.

Вообще национальная и имперская  идентичности разных государств в немалой степени формировались под  влиянием войн. Особенно войн за независимость, свободу, веру, в ходе  которых рождались герои, усиливалась связь населения с «родной землей».  Это укрепляло патриотизм в большей степени, чем другие виды  деятельности. И не обязательно война должна была стать победоносной.  Участие Австралии в Первой мировой войне, особенно в затяжном  противостоянии австралийско-новозеландского корпуса (АНЗАК) с турками на  полуострове Галлиполи стало событием, определившим ее национальную  идентичность. Сражение началось 25 апреля 1915 г., когда бойцы АНЗАК,  высадившись на неудобном участке перед высотами, занятыми турками, затем  почти 9 месяцев вели мужественную борьбу, потеряли тысячи солдат. Это –  важнейшее событие в национальной истории австралийцев. Тысячи  австралийцев приезжают в Турцию к мемориалам своих героев, подкрепляя  тем самым национальную идентичность. Об этом сражении рассказывает  австралийский художественный фильм «Галлиполи» (1981, реж. Питер Уир; в  одной из заглавных ролей Мэл Гибсон). Знаменательным это сражение стало и  для турецких воинов, которыми командовал полковник Мустафа Кемаль,  ставший потом основателем и первым президентом Турции, которому Великое  национальное собрание страны в в 1934 г. присвоило имя Ататюрк – «Отец  турок». Турки каждый год отмечают годовщину этого сражения.

Фактор войны может заменяться военным и  идеологическим противостоянием государств и движений, позволяющим  формировать «образ врага» и поддерживать национальную идентичность.  Таким фактором была «холодная война» между СССР и США и поддерживающими  их странами. Известный американский политолог С. Хантингтон отметил, что  у США с развалом СССР исчез «образ врага» («империя зла»), но этот  вакуум был заполнен образом предводителя террористической организации  Бен Ладена после террористической акции 11 сентября 2001 г.1  В наши дни в связи с трагическими событиями в Украине, антироссийская  риторика вновь стала идти по нарастающей, что может вылиться в новый  образ России как «врага» США.

Национальная идентичность закрепляется в  символах и ценностях народа, обеспечивая целостность общества и  устойчивость государства. Нации формировали свой нарратив, чтобы люди  находили весомый ответ на вопросы: «Кто мы?», «Откуда пошли?», опираясь  на образы национальных героев. Новые нации формировались после Первой  мировой войны с распадом империй Австро-Венгрии и России. После Второй  мировой войны появилось 50 новых независимых государств в Азии и Африке.  Позже с распадом СССР и Югославии, разделением Чехословакии  образовалось 23 государства и 5 национально-территориальных образований,  непризнанных или частично признанных в качестве независимых государств.  Продолжился процесс формирования наций. Новые государства искали  национальные истоки в истории, создавали мифы. Так, например, в  Казахстане говорят о предках своего народа начиная с монгольского  завоевателя Чингисхана, а в Узбекистане – с легендарного полководца  Тимура.

Государства проводят политику идентичности,  сближающую социальную и политическую идентификации для консолидации  общества и государства. Процессы идентификации можно представлять  благодаря знакам и символам, обозначающим ценности и смыслы, например, с  помощью произведений искусства. Памятник в честь 1000-летия российской  государственности в Великом Новгороде – наглядный символ имперской  идентичности. Изваян большой колокол, который уже сам по себе символ  (Новгородского вече, христианства, солидарной борьбы с бедой). Колокол  состоит из трех ярусов. На верхнем ярусе – Ангел, осеняющий Россию  крестом, на среднем – символы шести российских эпох, расположенные  вокруг шара-державы. В центре каждой эпохи – свой государь: Рюрик,  Владимир Святославович, Дмитрий Донской, Иван Третий, Михаил Романов,  Петр Первый. На нижнем ярусе расположены фигуры людей, внесших  неоценимый вклад в становление России, – Кирилла и Мефодия, святого  Сергия Радонежского, Ярослава Мудрого, Екатерины II, Михаила Кутузова,  Александра Пушкина. Так обозначена триада идей империи: «Православие.  Самодержавие. Народность».

Национальная идентичность включает  следующие составляющие: 

1) социальную, или национально-гражданскую  (идентификация с повседневной деятельностью, языком, культурой,  экономикой);
2) политическую или национально-государственную  (идентификация с государственной властью, ее институтами и символами –  границей, армией, главой государства, гражданством, гимном, флагом,  гербом). 

Сильное расхождение таких составляющих национальной  идентичности ведет к дестабилизации, кризису государственности, угрожает  расколом нации. Выделение двух составляющих помогает характеризовать  структуру и элементы национальной идентичности, о чем мы поговорим в  следующем параграфе.


1  Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М.: АСИ, 2004. С. 558.


Читайте полный текст книги в Источнике:

http://www.umo.msu.ru/russia_xxi_new/book.html

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded