echelpanov

Categories:

6 июня - День рождения святой великомученицы благоверной царицы Александры Федоровны

Своё 46-летие Александра Фёдоровна отметила за месяц и десять дней до смерти.

«Какая я стала старая, но чувствую себя матерью этой страны и страдаю, как за своего ребёнка и люблю мою родину, несмотря на все ужасы теперь и все согрешения. Ты знаешь, что нельзя вырвать любовь из моего сердца и Россию тоже, несмотря на чёрную неблагодарность к Государю, которая разрывает моё сердце, – но ведь это не вся страна. Болезнь, после которой она окрепнет… И мы тоже свидимся – с нашей любовью, которая ломает стены…»

«Как я люблю мою страну со всеми её недостатками. Я каждый день благодарю Господа за то, что Он позволил нам остаться здесь», – писала царица Александра Фёдоровна, будучи в заключении.

https://pravoslavie.ru/36860.html

[Кто сейчас из современных правителей способен не только произнести такие слова о своем народе, но даже просто их понять?]

Государыня, безусловно, искренно и сильно любила Россию, совершенно также, как любил ее и Государь. Так же, как Государь, смотрела она и на русский народ: "хороший, простой, добрый народ". Это не были слова. Это было глубокое убеждение, проявлявшиеся у нее и на деле. Уже будучи арестованной в Царском Селе, Государыня, бывало выйдет гулять в парк. Ей расстелят коврик, она присядет на него, и сейчас же вокруг собираются солдаты охраны, подсаживаются к ней, и начинаются разговоры. Государыня разговаривала с ними и улыбалась; разговаривала без принуждения себя, и никто не разу не слышал, чтобы кто-либо из солдат осмелился бы ее обидеть во время таких бесед. В Тобольске многие из хороших солдат перед увольнением приходили к ней и к Государю прощаться, и она обыкновенно благославляла их образками.

«Битнер рассказывает, что однажды у нее с Государыней произошел сильный спор, вызванный несходством оценки побуждений, делавших простого русского человека беспринципным и безжалостным красноармейцем. Государыня, увидя из окна пришедший из Омска какой-то отряд красноармейцев, сказала: "Вот, говорят, они нехорошие". А потом с невыразимой болью добавила: "А они хорошие". Битнер возражала, но Царица верила в свой народ, потому что любила его так, как любит мать свое дитя. Она видела в своей стране больше, чем видели другие. Она видела какой она может стать, и в то же время Царица знала, что много в России остается такого, что увидеть невозможно, но именно это является частью величия нации.»

Цит. по: Михаил Дитерихс. Убийство Царской Семьи и членов Романовых на Урале (98 стр.) https://dom-knig.com/read_180419-98

Тропарь, глас 4:

Ца́рства земна́го сла́ву презре́вши,/ Еди́наго Христа́, нас ра́ди распя́таго, возлюби́ла еси́/ и, Того́ му́жественне испове́дающи,/ венце́м му́ченическим увенча́лася еси́,/ всеблаже́нная цари́це Алекса́ндро./ Те́мже и ны́не Престо́лу Царя́ сла́вы на Небесе́х предстоя́щи,// моли́ся о спасе́нии душ на́ших.

Самая русская императрица

[заголовок выше — как опровержение точно таких же слов А. В. Мамонтова, сказанные им об Екатерине II в программе «Следы Империи» на телеканале «Спас». София Анхальт Цербстская — профессиональная карьеристка (пиарщица) и хитрый политик на троне, но не подлинная Мать Отечества, какой имидж ей рисовали придворные подхалимы и до сих пор рисуют историки, повторяя слова и оценки своих предшественников. Надо отличать земную политику от русской православной духовности. Доктор филологических наук А. Н. Ужанков в своей лекции «Мировоззрение древнерусского книжника» заметил, что Россию, русскую культуру можно понять только через приобщение к Православию. Так вот, Екатерина II по-настоящему никогда не понимала нашей религии и не делала таких попыток, Святейший Синод она воспринимала просто как Министерство по делам религии, ей ближе был Вольтер и идеи западного Просвещения. Свт. Николай Сербский писал, что русское общество в XVIII веке предпочло земное царство небесному (в противоположность князю Лазарю на Косовом поле). Именно Александра Федоровна сегодня является нашей Матушкой, молитвенницей, заступницей и покровительницей, родной святой душой — Е. Ч.]

«от себя: "Многие ставили в упрек, что Александра Федоровна не та Императрица, все чтобы она ни делала все было не так, и вообще была не "русская". Сплетники трезвонили, что она настроена против России, из-за злых языков светской черни Александра Федоровна стала "чужой среди своих". Эта глава дает опровержение таким стереотипным взглядам на последнюю русскую Государыню, она была в большей степени русской, чем сами русские, которые родились в этой стране. Может быть когда-то исчезнет бесследно эта бесконечная клевета на нее и на последнего Императора. Глава составлена из выдержек цитат книги Боханова А.Н. "Святая царица".
-----------------------

«Матушка Императрица» — традиционное обыденное титулование корононосительницы отражало исконные народные представления. Они возникли задолго до того, как Петр I в 1721 году провозгласил Россию Империей. Раньше этот православный народный титул звучал несколько иначе «Матушка Царица». Но и до Петра и после неизменно сохранялось иное обращение и обозначение: «Государыня».

Брак с Россией — больше чем просто должность или обязанность. Он у Александры Федоровны одухотворялся великим чувством любви, которая у Нее никогда не имела никаких изъятий. Мера его — беспредельная полнота. По-другому Она — Жена, Мать, Царица — любить не умела. Чувство это не изменялось даже в самые тяжелые периоды жизни. Когда была уже на краю мира сего, в заточении и унижении, но любовь к России оставалась чистой и высокой.

С исчерпывающей полнотой выразила это в одном из писем в декабре 1917 года. «Как Я счастлива, что Мы не за границей, а с ней (Россией) все переживаем. Как хочется с любимым, больным человеком все разделить, вместе пережить и с любовью и волнением за ним следить, так и с Родиной.                  

Чувствовала слишком долго Ее матерью, чтобы потерять это чувство — мы одно составляем и делим горе и счастье. Больно Нам она сделала, обидела, оклеветала и т.д., но Мы ее любим все-таки глубоко и хотим видеть ее выздоровление, как больного ребенка с плохими, но и хорошими качествами, так и Родину родную».

Подробнее https://pravoslavnaa.livejournal.com/33085.html

Когда Императрица после ареста в Царском Селе с помощью Своей подруги Лили Ден сжигала личные письма, последняя, видя слезы в глазах Царственной подруги, в сердцах воскликнула: «Ненавижу Россию!». И Александра Феодоровна ответила: «Никогда не говорите так, Лили».
Для Царицы Ее подданные были по-прежнему «хорошие», хотя и ослепленные, запутавшиеся...

Письма Царственных Мучеников из заточения - лучшее свидетельство того, что святая Семья, не ослепившись в Своей любви и понимая весь трагизм и ужас происходящего, все-таки неизменно любила предавшую их, предавшую себя, несчастную, потрясенную Россию.

Из письма Государыни Императрицы Александры Феодоровны к А.В. Сыробоярскому, Царское Село, 29 мая 1917 года:

«Как тяжело читать газеты... Где мы? Куда дошли? Но Господь спасет еще Родину. В это крепко верю. Только где дисциплина? Сколько гадостей о Нем (Государе. - М.К.) пишут: слабоумие и т. д. Хуже и хуже, бросаю газеты, больно все время. Все хорошее забыто, тяжело ругательства про любимого человека читать, несправедливость людей, и никогда ни одного хорошего слова... не позволяют, конечно, печатать, но вы понимаете, что за боль. Когда про Меня гадости пишут - пускай, это давно начали травить, Мне все равно теперь, а что Его оклеветали, грязь бросают на Помазанника Божия - это чересчур тяжело.

Многострадальный Иов. Лишь Господь Его ценит и наградит за Его кротость. Как сильно внутри страдает, видя разруху. Это никто не видит. Разве будет другим показывать, что внутри делается, ведь страшно. Свою Родину любить, как же не болеть душой, видя, что творится. Не думала, что за три месяца можно такую анархию видеть, но надо до конца терпеть и молиться... молиться, чтобы Он все спас. А армия... плачешь, не могу читать, бросаю все и вспоминаю страдания Спасителя, Он для нас, грешных, умер, умилосердится еще, может быть.

Нельзя все это писать, но это не по почте, и новый комендант-цензор (полковник Кобылинский. - М.К.) не будет Меня бранить, Я думаю, а Вы не теряйте веру, не надо, не надо, а то уже не хватит сил жить. Увидят сами, что дисциплина и порядок нужны, что не надо бояться быть сильнее плохих разрушительных элементов, которые только стараются скорее видеть гибель России. Они не патриоты, ничего святого у них нет... Наступления ждут, медлят опять... О, больно, больно на душе, но Он спасет, поможет, услышит молитвы любящих Россию... Простите, что все это пишу, может, разорвут эту страницу». (...)

И. Степанов с восхищением рассказывает о том, что Александра Феодоровна всегда сочувственно относилась к изданиям для народа, очень любила наглядные школьные пособия, часто повторяла, что ей нравятся русский язык, русская речь: «Императрица скоро научилась прекрасно говорить по-русски и писала красиво, вполне владея литературным слогом... Все ходатайства о помощи кому-то встречались всегда Императрицей с редкой отзывчивостью, и очень много любви к народу было в этих заботах Царицы о деревенских делах. Когда мне приходилось беседовать с Александрой Феодоровной, я всегда уходил от Нее с полным убеждением, что это не только высокообразованная, чуткая женщина, но человек, полюбивший глубоко Россию и ее народ и желающий сделать для него много добра.»

Юлия Ден писала: «Благодаря Своей добросовестности и доскональности, о которых я уже отзывалась как о главных Ее чертах, Государыня была более русской, чем большинство русских, и в большей степени православной, чем большинство православных».

Подробнее — https://shabdua.livejournal.com/5275885.html

17 июля 2000 г. С. Петербург 01.mp4 — Яндекс Диск

https://yadi.sk/i/7m4RHN5vrFbJ1A

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded