echelpanov

Category:

Легенда о страшном пророчестве Марины Мнишек

Информация к размышлению

Марина Мнишек и Лжедмитрий I. Фото - https://dl.dropboxusercontent.com/s/ab3ajved91s51y5/image%20%281%29.jpeg?dl=0
Марина Мнишек и Лжедмитрий I. Фото - https://dl.dropboxusercontent.com/s/ab3ajved91s51y5/image%20%281%29.jpeg?dl=0

В 1614 году на одной из московских площадей русский народ стал свидетелем необычного зрелища: казнили трехлетнего мальчика, приговоренного к смерти, как особо опасного преступника. Это был сын авантюристки и чернокнижницы Марины Мнишек, жены Лжедмитрия. Мнишек не простила новому царю расправы над сыном и перед смертью прокляла весь род Романовых, предсказав, что ни один из них не умрет своей смертью, а убийства будут продолжаться, пока все Романовы до одного не исчезнут с лица земли. Так и вышло. Триста лет правила династия Романовых, но история рода закончилась ужасной трагедией на последнем русском царе Николае II… Кто был виноват в этом? Неужели все дело в проклятии? До сих пор многие тайны рода Романовых не раскрыты (...)

Из аннотации к книге:

Сара Блейк. Романовы. Сбывшееся пророчество. М.: РИПОЛ-Классик, 2013

Глава 1. Страшное пророчество

Был обычный, мало чем отличающийся от других, вечер. Марина, изрядно утомившаяся от охоты, мечтала об отдыхе. Однако настроение ее было приподнятым – она присмотрела себе милейшую собачонку, щеночка из нового помета. Борзая должна из нее получиться отменная.

Плотно отужинав в компании своей сестры Урсулы Вишневецкой и ее мужа Константина, а также его брата Адама, Марина незамедлительно отправилась в свои покои. Она неспешно приблизилась к шикарной дубовой кровати, застеленной красивым атласным бельем. Кровать манила ее в свои объятья. Марина сбросила с себя тесный мальчишеский охотничий костюм, надела прозрачную рубашку и принялась расчесывать свои роскошные густые волосы за туалетным столиком. Не успев заплести косу, она услышала какой-то шорох со стороны окна. Марина не придала этому особого значения и продолжила заниматься своим делом. Но ее боковой взгляд уловил некий двигающийся объект – в окно была заброшена записка. Вслед за этим послышались учащенные шаги убегающего «почтальона».

Марина была совершенно не в настроении для приключений, хотя произошедшее ее заинтриговало. Что бы это могло значить? Спокойно поднявшись со стула, Марина подошла к окну и подняла записку.

«Восхитительной панне Марине Мнишек, которая в одно мгновение ослепила мой взор, словно Царица, и сделала меня своим покорным, верным и до смерти преданным рабом» – прочитала она надпись на свитке.

Однако это совершенно неслыханно! Все естество Марины было возмущено. Что за наглец мог себе позволить такую глупость? Марина привыкла к вожделевшим ее поклонникам, поэтому этот поступок, совершенный неизвестным, не только не удивил ее, но и попросту разозлил. Разгневанная Марина хотела тут же выбросить писульку какого-то холопа, однако же, внезапно с удивлением для себя обнаружила, что слова, которые она прочла, были написаны не на польском языке. Это была латынь. Но… Откуда холопу может быть известна латынь? Это было совершенно невозможно! Неподдельный интерес заставил Марину развернуть сверток. В нем она прочла следующее:

«Прекрасная госпожа, прошу Вас, поверьте мне, я до безумия в Вас влюблен и готов по капле выпустить всю свою кровь, если это подтвердит Вам правдивость каждого написанного мною слова. Тусклый небосклон моей жизни был внезапно освещен Вами, словно ослепительной звездой. Я окрылен любовью к Вам. Вы заставили меня понять, что пришло время сбросить маску и раскрыть мое истинное имя. Нужно прекратить это жалкое влачение существования, которое навязал мне убийца моего отца и гонитель моей матери. Я должен смело встретить взгляд своей Судьбы и принять ее, чем бы она меня ни одарила – нежным поцелуем или губительным ударом, снова низвергнувшим меня, едва ожившего мертвеца, обратно в призрачное царство, из которого я высвободился ненадолго благодаря воодушевлению тени моего отца. Знайте, моя дорогая панна Марина, если бы я был тем, кем меня считает весь окружающий люд – Гжегошем, наемным хлопцем, или же Григорием, беглым монахом, я предпочел бы смерть от безответной любви к Вашему совершенству, но никогда бы не осквернил своим убожеством Ваш слух. Однако мое истинное происхождение дает мне право обратиться к Вам как к равной себе, потому как я есть младший сын царя Ивана Васильевича по прозвищу Грозный, и Марии Нагой, жены его. Имя мое – Дмитрий Иванович. И если бы Судьба была ко мне более благосклонна, я восседал бы на российском троне и звался Дмитрием Первым…»

Марина не могла поверить своим глазам. Кто был этот наглец, написавший это трепетное послание? Безнравственный лжец или… царь всея Руси? Она тут же послала за сестрой своей Урсулой и ее мужем Константином и задумчиво опустилась на нежнейшую постель. Где мог видеть ее этот влюбленный в нее по уши человек, и видела ли его она? И тут перед ее мысленным взором пробежал небольшой эпизод, произошедший с ней сегодня. Она спускалась с лошади, чтобы выбрать себе собачонку, и ей помогал спуститься какой-то холоп. Внешность его она описать не могла, так как привыкла не обращать внимания на простой люд и прочий сброд, однако от нее не утаился его сладострастный взгляд, красноречиво передающий его мысли. Еще бы – мужской охотничий костюм так плотно облегал изгибы роскошного молодого тела Марины, что при виде этого смутился бы любой.

Марина знала о своей власти над сердцами и разумами мужчин и не придавала подобным происшествиям особого значения. Но было совершенно очевидно, что на сей раз дело обстояло куда серьезнее. Неужели этот холоп и есть тот самый Дмитрий, сын самого Ивана Грозного?.. Нет, не могло такого быть. То был самый обыкновенный холоп. Впрочем, автором этого письма мог быть кто угодно, красота Марины не оставляла равнодушным никого и нигде. Главным вопросом было сейчас другое – действительно ли некий Григорий, кем бы он ни был на самом деле, является наследником российского престола? И это ей предстояло выяснить в срочном порядке. В ее мыслях уже закружилось шикарное русское одеяние придворных дам, она, восседающая на троне в усыпанном драгоценными камнями платье… Как вдруг дверь внезапно отворилась, и в нее вбежала Урсула.

Что случилось с тобой, сестрица моя? – бросилась та к Марине с беспокойством на едва отмеченном первыми морщинками красивом лице.

Я не знаю, как это понимать, – промолвила Марина, передавая сестре распечатанный сверток.

Урсула молча прочла послание и, не проронив ни единого слова, передала его вошедшему вслед за ней мужу. К Константину подошел молча стоящий в комнате Адам, и они принялись за чтение свитка вместе.

Читая письмо, Адам немного хмурился. Молодые женщины тщательно вглядывались в его лицо и пытались распознать значение его выражения.

Ишь как дело обернулось… – наконец произнес он, дочитав письмо.

Что ты имеешь в виду? – поинтересовалась у него Урсула. Не понимала значения этих слов и Марина.

Сегодня приходил ко мне монах Варлаам и просил меня нанести визит занемогшему наследнику русского престола – Дмитрию, которым является некий монах Григорий. Он помогал сойти тебе с лошади сегодня, – обратился Адам к Марине.

Да, это был он, тот самый холоп с совершенно неприметной внешностью. Разве мог он быть благородных кровей? Марина вновь попыталась припомнить черты его лица, однако вспомнить ей удалось только глубокий голубой взор, направленный на нее.

И ты ходил к нему? – вопрошала заинтригованная Урсула.

Не княжеское это дело посещать с визитом каждого самозванца! Это неслыханно! Я вышвырнул этого клеветника и приказал его выпороть. Но сейчас опасаюсь, что несколько поспешил с выводами.

Эту ситуацию нельзя оставить без внимания, – сказала ему Марина. – Нужно незамедлительно что-то предпринять.

Несомненно, – ответил Адам. – Константин?

Я думаю вот что, – молвил Константин. – Может быть такое, что парень врет. Может. Но только больно складно он врет, не находите? С другой стороны, это может быть и правдой. Чем черт не шутит! Я думаю, имеет смысл свидеться с ним и предоставить ему слово.

Так и сделаем, – отвечал Адам. – Коли врет – казнь его ждет, а коли нет… Будет интересно.

Адам послал за Варлаамом и приказал ему вызвать к себе того самого Григория, или же Дмитрия.

Дмитрий незамедлительно появился в роскошном зале, где его ждали с расспросами оба брата. Но они были удивлены тому, как смело и убедительно холоп отвечал на все их вопросы. По итогу беседы они пришли к выводу, что парень говорит правду и надобно свести его с Юрием Мнишеком, отцом Марины.

Пан Юрий Мнишек был бы для так называемого Дмитрия наилучшим союзником в его авантюрном замысле, даже если бы тот и не влюбился в его дочь. Знакомство с непризнанным русским царевичем было для пятидесятилетнего мужчины в расцвете сил настоящим небесным даром. И его влюбленность в Марину пришлась Юрию как нельзя кстати.

История, которую поведал Юрию при знакомстве царевич, была просто невероятной. Но в то же время она была очень убедительна. По его словам, после смерти великого царя Ивана Грозного новый царь, коим стал Федор Иоаннович, изгнал в Углич жену Грозного Марию Нагую и ее малолетнего сына. Затем этого сына выкрали верные люди Ивана Грозного под предводительством его любимца Бельского. К делу были причастны Романовы, кои приходились родственниками первой жене Грозного – Анастасии. Они ненавидели Годунова и неистово жаждали власти. Бельский укрыл царевича в Нижнем Новгороде, где он пребывал по посланию воеводы. Там мальца и воспитывали, а позднее передали патриарху Иове в Чудов монастырь, что в Москве. Здесь царевич стал послушником Григорием. А вместо него привезли в Углич Юрия, сына бедного боярина. Об этом было известно Марии Нагой. Покушение, совершенное по приказу Годунова, было совершено именно на него. Но брат Марии выходил раненного мальчишку, к которому за это время привязался и вывез его тайно из Углича к Александру Романову, боярину. А в самом Угличе был похоронен пустой гроб. Царю донесли о смерти царевича и шум затих. О дальнейшей судьбе Юрия царевичу было малоизвестно, однако вроде бы он обладал несговорчивым характером, чем и разгневал однажды Романовых. Те отправили его в послушники в тот же самый Чудов монастырь. И что самое удивительное – под именем Григорий.

Марина с интересом наблюдала за происходящим. Она до сих пор сомневалась в том, правду ли говорит этот голубоглазый парень. Однако она удивилась тому, что ее отец ничуть не усомнился в услышанном и тут же поверил царевичу.

Тогда Марина задумалась. К чему ей сомневаться? Этому молодому мужчине поверили оба князя Вишневецкие, а теперь еще и сам ее отец! И она решила отбросить в сторону все сомнения и позволить этому некрасивому, но поразительно обаятельному, светловолосому мужчине покорить ее сердце.

Марина играла с Дмитрием. Она ощущала полную власть над ним. То и дело она предавалась различным женским хитростям. Была то недотрогой, то кокеткой. То отталкивала его, то манила к себе. Обещала и тут же нарушала свои обещания. В ее руках он был марионеткой, просто куклой. Эта его мальчишеская влюбленность изначально носила какой-то роковой, безвозвратный характер.

Пятнадцатого августа 1604 года Лжедмитрий, подкрепленный польским войском, выступил в Москву. Народ, натерпевшийся от ненавистного Годунова, был этому даже рад. После внезапной кончины Бориса Годунова тринадцатого апреля 1605 года Дмитрия поддержал Петр Басманов, царский воевода, который колоссально влиял на войска. Лжедмитрия венчали на царство. После этого он вызвал к себе из Польши Марину Мнишек, которую намеревался сделать своей супругой.

Русский народ не был в восторге от брака их царя с еретичкой (Марина была католического вероисповедания, как и все поляки). Однако Лжедмитрия ничто не могло отвернуть от его намерений. Седьмого мая Марина Мнишек стала царицей великого Русского государства, а на следующий день – женой царя Дмитрия Первого.

Свадебное торжество проходило согласно православному обряду. Невеста была одета в шикарное русское одеяние. Марина была поражена той роскошью, в которую она внезапно окунулась. Россыпи драгоценных камней, породистые лошади, золотые кареты, укрытые бархатом… Все это даже пугало Марину. Но она была счастлива. Дмитрия она открыла для себя в браке с совершенно иной стороны. А уж как счастлив был Дмитрий! И в своем безграничном счастье они даже не подозревали о том, что конец их счастья – ужасающе близок.

Марине часто снился один и тот же сон. Он до ужаса мучил ее. В этом сне ее муж кричал о предательстве. Так было и в эту ночь…

Против Дмитрия русские бояре готовили тайный заговор. Его глава – Василий Шуйский, утверждающий, что был свидетелем смерти настоящего Дмитрия в Угличе, который не был убит, а зарезался сам. Дмитрий никогда не воспринимал всерьез слухи о заговоре. За что и поплатился.

К Марине, проснувшейся посреди ночи в холодном поту, в комнату ворвались слуги, кричащие о мятеже и о необходимости бежать. Марина не хотела бежать. Она не могла бежать. Она должна была дождаться Дмитрия. Без него она не мыслила своей жизни. Она хотела укрыться в доме, однако в него ввалился бунтующий народ и буквально снес ее с ног. Он жаждал расплаты. В толпе был и Борис Нащекин, давний знакомый. Он сообщил Марине трагичную новость – ее муж был убит на Красной площади. Сон оказался пророческим. Быть может, не зря Марину так часто называли колдуньей среди толпы простого люда?

Дальнейшая судьба ее не интересовала. В этот момент она перестала жить. Она знала одно – она будет мстить. Будет мстить до конца. И она мстила.

Как только Дмитрий был свергнут, в царство был тут же призван Василий Шуйский. Марина не могла позволить, чтобы кто-то другой занял место ее мужа на престоле. Она должна была быть царицей, она имела на это полное право! Для достижения этой цели она была даже готова выйти за Шуйского замуж, однако у него были другие интересы.

Тогда Марина вышла замуж за Григория Отрепьева (того самого Юрия, который подменил в свое время Дмитрия в Угличе). Григорий вновь подменил Дмитрия – он распустил слухи о том, что Дмитрий не был убит, ему удалось спастись после мятежа. В этом браке Марина родила сына Янека, которого все, кроме нее, звали Иваном. Вместе с польским войском Лжедмитрий Второй выступил на Москву. Они с Мариной были нужны друг другу, чтобы добиться власти над Россией, и им не было никакого дела до того, что их с Шуйским жажда власти ввергла Россию в смуту. Эта смута их всех и поглотила…

Лжедмитрий Второй погиб. Шуйский скончался в польском плену. Но Марина продолжала борьбу. Она покорила сердце атамана Ивана Заруцкого и стала его женой. Бедолага, как и Лжедмитрий Первый, пал перед этой удивительной и отчаянной женщиной. Он сделал все для того, чтобы Марина и ее сын Янек снова заняли свое место на престоле.

Но все было бесполезно. В июле 1614 года, когда Россия находилась уже под правлением нового государя – Михаила Романова, в Москву были ввезены плененные мятежники: Заруцкий и Марина. С ними был и ее четырехгодовалый сынишка.

Несмотря на то, что маленький Янек, рожденный Мариной от Лжедмитрия Второго, не имел никакого отношения к роду Ивана Грозного, Романовы видели в нем угрозу – он мог унаследовать престол. Этого нельзя было допустить, и Михаил приказал повесить мальчика. Казнь детей этого возраста на Руси была запрещена, однако Михаил велел сделать исключение.

Казнь сына Марины Мнишек Ивана Дмитриевича (1611-1614) около Серпуховских ворот в Москве.  Современники утверждали, что петля не затянулась на шее мальчика, и он погиб от холода лишь несколько часов спустя. 24 декабря 1614 полякам было объявлено, что в Москве «Ивашка за свои злые дела и Маринкин сын казнен, а Маринка на Москве от болезни и с тоски по своей воле умерла» - Википедия.
Казнь сына Марины Мнишек Ивана Дмитриевича (1611-1614) около Серпуховских ворот в Москве. Современники утверждали, что петля не затянулась на шее мальчика, и он погиб от холода лишь несколько часов спустя. 24 декабря 1614 полякам было объявлено, что в Москве «Ивашка за свои злые дела и Маринкин сын казнен, а Маринка на Москве от болезни и с тоски по своей воле умерла» - Википедия.

Веревка была слишком толстой для того, чтоб передавить тоненькую шейку Янека. После нескольких попыток повешения, опытный палач покончил с делом точным ударом топора. Заруцкий был посажен на кол.

Марина была сильной женщиной, но этого она пережить не могла. После того, как любимый муж покинул ее, всю свою любовь она вложила в своего сынишку. Он был всей ее жизнью. И его зверски казнили. Она никогда этого не простит этого бесчеловечного поступка. Позже Романовы пожалеют об этом своем бесчеловечном поступке, но будет уже слишком поздно.

После смерти сына, не пережив такой потери, Марина вскоре скончалась от тоски по нему в коломенской темнице, где сидела долго в заточении.

Я проклинаю тебя, Михаил Романов, – шептала она в предсмертном бреду. – Я проклинаю весь твой род! Пусть ни одному Романову не будет суждено умереть своей смертью! И пусть убийства продолжаются до тех пор, пока не вымрет весь твой род! – промолвив это судьбоносное пророчество, Марина Мнишек испустила последний дух.

Однако же некоторые очевидцы утверждают, что Марина вовсе не погибла. Она превратилась в черную сороку, свою любимую птицу, и полетела по миру. Ведь она была колдуньей, и это было ей подвластно.

+ + +

Важно понять, что из вышеперечисленного имело отношение к действительности всвязи с историческим фактом убийства невиновного маленького мальчика. Достоевский писал о «слезинке ребенка» в «Братьях Карамазовых», противопоставляя ее грядущей мировой гармонии. Выражение обычно используется, когда речь идёт о соотношении цели и средств, с целью отрицания попыток оправдать страдания невинных людей во имя тех или иных высоких целей.

См. также:

Коняев Н. М. Романовы. Творцы Великой Смуты. — М.: Эксмо, 2011. — 304 с. — (История допетровской Руси). 

Одно из самых темных мест в русской истории – возвышение бояр Романовых, укрепление на высших этажах власти, борьба с Годуновыми. Еще более  затуманена роль, которую играли Романовы в самой Смуте, приведшей их  династию на царский трон. И не потому русские историки обходили эти  темы, что не располагали материалами. Материалов, как раз было более чем  достаточно. Историкам известно было, что Филарет, отец царя Михаила,  митрополичий сан принял из рук Лжедмитрия I, а патриархом его сделал  Лжедмитрий II. Известно было историками и то, что, когда ополчение князя  Дмитрия Пожарского и гражданина Минина штурмовало Кремль, все Романовы и будущий царь в том числе, находились не с народным ополчением, а по другую сторону кремлевской стены, вместе с осажденными поляками. Об этих стыдливых умолчаниях и пропусках и рассказывает книга Николая Коняева. Чтение ее не просто увлекательное занятие, но и полезное и даже необходимое, потому что, закрывая белые пятна нашей истории, писатель помогает понять нам некоторые события нынешней истории.

Николай Михайлович Коняев (1949-2018) — русский писатель, секретарь Правления Союза писателей России. Председатель Православного общества писателей Санкт-Петербурга.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded