echelpanov

Categories:

История в 23 ступени

Редактор и автор предисловия книги «Дом Ипатьева: летописная хроника в документах и фотографиях (1877–1977)» писатель Алексей Казаков рассказывает о страшной судьбе скромного екатеринбургского особняка.

— Алексей Леонидович, как в вашей жизни появилась тема Ипатьевского дома?

— Я литературовед, историк, полвека занимаюсь творчеством Есенина. Поэт служил здесь, в Царском Селе, в Феодоровском городке, в 1916–1917 годах, и через эту историю я заинтересовался и Царским Селом, и семьей последнего российского императора. Как всем известно, в момент призвания на царство Михаил Феодорович Романов и его мать, инокиня Марфа, находились в Ипатьевском монастыре под Костромой. А император Николай II и его семья были расстреляны в подвале Ипатьевского дома. Удивительное совпадение! Николай Николаевич Ипатьев был третьим владельцем этого дома, приобрел его в 1908 году. Вот не Сидоров, к примеру, или Иванов, а именно Ипатьев! Кстати, частопишут «купец Ипатьев» — он не был никогда купцом, он инженер-строитель, железнодорожник. Когда Ю.В. Андропов в 1975 году прислал секретную депешу — озаботившись тем, что надо дом Ипатьева снести, у него больше дел не было в Москве, — он тоже написал «дом купца Ипатьева», то есть показал полную неосведомленность в этом вопросе.

Алексей Казаков – историк, литературовед, журналист, издатель. Научные интересы – творчество С.А. Есенина, Н.А. Клюева, история Дома Романовых, а также история Урала
Алексей Казаков – историк, литературовед, журналист, издатель. Научные интересы – творчество С.А. Есенина, Н.А. Клюева, история Дома Романовых, а также история Урала

Почему вдруг возникла необходимость сносить дом?

— Дом был взят под охрану ВООПИиК, его показывали в 1970-е на экскурсиях как городскую достопримечательность. Ну, в Москву и сообщили, что на крыльце постоянно живые цветы, особенно много приносят в день расстрела царской семьи, что иностранцы интересуются… Конечно, Москву это встревожило. Андропов прислал эту депешу, но городские власти два года держали её «под сукном», никаких действий не предпринимали, тем более что местные историки и краеведы подняли шум, были публикации, мы приводим их в книге. Может быть, и удалось бы отстоять дом, но тут назначают Б.Н. Ельцина, и он вдруг узнает об этом распоряжении. Спрашивает, что мешает снести дом, ему отвечают, чтодом под охраной ВООПИиК. Тогда они запрашивают разрешение в Совете министров РСФСР, у М.С. Соломенцева. Москва в один день этот вопрос решила, дом сняли с охраны, и с 16 сентября 1977 года в течение трех дней разбили. Хотели взорвать, но дом был очень прочный, соседние «стекляшки» бы пострадали, поэтому они долбили его клин-бабой. В книге представлена фотолетопись разрушения дома, её сделал автор этой книги Виталий Васильевич Шитов. Я как редактордобавил в книгу свои материалы, которые собирал много лет. Еще одно любопытное совпадение: 23 года Шитов работал над этой книгой, 23 ступени в подвале Ипатьевского дома и 23 года длилось царствование Николая II… Так вот, Шитов был штатным фотографом в этом доме — здесь же были разные организации.

— Какие?

— После расстрела царской семьи в Ипатьевском особняке был музей революции, проводились экскурсии, посетителей водили в подвал, гордились расстрелом царской семьи, печатали открытки с видами, мы их тоже приводим в книге. А место перед домом назвали площадью Народной мести, более того — горячие головы в порыве революционного экстаза предлагали назвать город Цареубийском. Одно время в доме было общежитие Коминтерна, квартировали местные советские чиновники, потом был создан антирелигиозный музей, и там хранились мощи святого праведного Симеона Верхотурского, изъятые из Николаевского мужского монастыря. В годы войны Эрмитаж хранил там свои скульптуры, вывезенные из Ленинграда. Потом был партархив, некоторые другие организации, и даже филиал Челябинского института культуры. Шитов работал в институте фотографом-педагогом. Он снял разрушение дома скрытой камерой, и почти двадцать лет эти уникальные кадры лежали под спудом, он не мог, разумеется, ничего опубликовать. Часть фотографий сделаны из окна автобуса, на некоторых кадрах это видно, а часть — непосредственно на территории дома, он ходил там под видом рабочего. В нашей книге представлены имена и фотографии людей, которые сносили дом, — представители местных МВД, КГБ, вплоть до прораба, — и краеведов, которые дом защищали, хотя за это подвергались преследованиям. Причиной сноса в бумаге Андропова была указана необходимость расширить улицу, но когда дом снесли, на его месте двенадцать лет был пустырь… В принципе, фундамент оставался, дом можно было восстановить, но когда стали строить храм, фундамент разобрали.

— Но хоть что-то осталось?

— Некоторые вещи остались: чугунный камин каслинского литья, бронзовые ручки, гвозди, сундуки с вензелем Николая II. Кстати, храм построен не совсем на месте дома, помешал кабель правительственной связи, и как раз место расстрельной комнаты осталось незастроенным, мы показываем на плане, где она находилась [выделено мной — Е. Ч.].

Автор: Татьяна Кириллина Опубликовано: 19 июля 2018

Журнал «Вода Живая», № 7-8 (июль-август) 2018, с. 10-13

(официальное издание Санкт-Петербургской епархии Русской Православной Церкви)

Полный текст — http://aquaviva.ru/journal/istoriya_v_23_stupeni

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded