echelpanov

Category:

О различных подходах в христианской Церкви к пониманию патриотизма (1)

Определение патриотизма из «Конспекта по нравственному богословию»:

«Деятельная любовь к Отечеству, именуемая патриотизмом, есть нравственный долг христианина.

Что понимается под отечеством? – Это страна, где мы родились, физически развились, окрепли и возмужали, где живут наши родители и жили наши предки, где покоится прах тех и других, где, быть может, ляжет и наш прах, где жили и живут люди близкие, дорогие нашему сердцу; это общество, народ, в среде и под благотворным влиянием которого мы получили воспитание и образование, его нравы, обычаи и духовная культура. Совокупность всего этого составляет то, что принято называть Отечеством».

Сие определение нам представляется самым емким. Сего определения мы и придерживаемся, тогда как противники патриотизма, к примеру, уранополиты, утверждающие, что у христианина есть только одно Отечество – на небесах, пытаются навязать нам какое-то другое определение, как некую политическую идеологию.

Есть и другие определения, к примеру, у свмч. Михаила Чельцова: «Патриотизмом называется любовь к отечеству. Под последней разумеется любовь к тому месту, где каждый из нас родился и вырос, где находятся могилы наших предков, с чем, следовательно, соединяются различные воспоминания детства и молодости. А так как каждый из нас живет не одиноко и оторвано от всех, а среди своего народа, то под отечеством принято разуметь не только самую территорию, но и народ, среди которого мы выросли и воспитание получили и частью которого, следовательно, являемся. Это самое общее, так сказать, внешнее, чувственное определение отечества» (Конспект по нравственному богословию. Христианское миросозерцание. Христианство и жизнь).

Словарь Даля: «ПАТРИОТ, патриотка, любитель отечества, ревнитель о благе его, отчизнолюб, отечественник или отчизник. Патриотизм м. любовь к отчизне. Патриотический, отчизненный, отечественный, полный любви к отчизне».

Как видим, тоже никакой политической идеологии.

На Архиерейском Соборе 2000 г. были приняты «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». В числе прочего там было сказано нечто и о христианском патриотизме.

«II.3. Христианский патриотизм одновременно проявляется по отношению к нации как этнической общности и как общности граждан государства. Православный христианин призван любить свое отечество, имеющее территориальное измерение, и своих братьев по крови, живущих по всему миру. Такая любовь является одним из способов исполнения заповеди Божией о любви к ближнему, что включает любовь к своей семье, соплеменникам и согражданам.

Патриотизм православного христианина должен быть действенным. Он проявляется в защите отечества от неприятеля, труде на благо отчизны, заботе об устроении народной жизни, в том числе путем участия в делах государственного управления. Христианин призван сохранять и развивать национальную культуру, народное самосознание. Когда нация, гражданская или этническая, является полностью или по преимуществу моноконфессиональным православным сообществом, она в некотором смысле может восприниматься как единая община веры – православный народ.

П.4. В то же время национальные чувства могут стать причиной греховных явлений, таких как агрессивный национализм, ксенофобия, национальная исключительность, межэтническая вражда. В своем крайнем выражении эти явления нередко приводят к ограничению прав личностей и народов, войнам и иным проявлениям насилия.

Православной этике противоречит деление народов на лучшие и худшие, принижение какой-либо этнической или гражданской нации. Тем более несогласны с Православием учения, которые ставят нацию на место Бога или низводят веру до одного из аспектов национального самосознания» (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. II. Церковь и нация).

Таким образом, христианский патриотизм в «Основах социальной концепции» рассматривается как одна из форм деятельной любви к ближнему, одной из двух важнейших заповедей. Однако для противников патриотизма из рядов нашей Церкви, утверждающих, что у христианина есть только одно Отечество – на небесах (и приводящих в пользу этого вырванные из контекста цитаты святых) сей документ – не авторитет. Что ж, посмотрим, что по поводу любви к Отечеству и служения ему, говорили наши святые. Это может пригодиться тем, кто занимается апологией христианского патриотизма в церковной среде.

Цитаты святых отцов и подвижников благочестия о патриотизме см.: https://matveychev-oleg.livejournal.com/7764647.html

«Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов отечества, любите враги ваша» (Воскресная проповедь, 21-я неделя по Пятидесятнице).
«Преподобне Отче Сергие! От юности возлюбив отечество небесное, Ты однако и земного отечества не пренебрег, но возлюбил оное крепкою духовною любовью».
«Добрая была мысль, посвятить храм Богу на месте, где столь многия тысячи подвизавшихся за Веру, Царя и Отечество положили временную жизнь, в надежде восприять вечную. Те из них, которые принесли себя в жертву, в чистой преданности Богу, Царю и Отечеству, достойны мученическаго венца, и потому достойны участия в церковной почести, которая издревле воздавалась Мученикам, посвящением Богу храмов над их гробами. Если же некоторыя из сих душ, оставляя тело, понесли на себе некоторыя тяготы грехов, некоторыя нечистоты страстей, и, к своему облегчению и очищению, требуют силы церковных молитв и безкровной жертвы, за них приносимой: то, за свой подвиг, паче других усопших достойны они получить сию помощь» (Слово по освящении храма святаго праведнаго Филарета в Спасобородинском монастыре, при обновлении сей новоучрежденной обители).

— Святитель Филарет Московский (1781-1867)

Святейший Патриарх Кирилл: Патриотизм — это верность Божественному замыслу о твоей земле и о твоём народе

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (Гундяев). Фото - https://yandex.ru/collections/card/5c2dbc37de9cba0030804d15/
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (Гундяев). Фото - https://yandex.ru/collections/card/5c2dbc37de9cba0030804d15/

— Для меня патриотизм — это не только любовь к той земле, где ты родился, к народу, в котором рос и был воспитан. Ведь, как хорошо показала наша история, народ может предать и землю, и свою собственную душу. Патриотизм — это прежде всего верность Божественному замыслу о твоей земле и о твоём народе. Ради этого не жаль и душу положить, потому что тем самым утверждается правда Божия на земле. А вот для того, чтобы понять этот замысел, действительно нужно очень сильно любить свой народ — но по-честному, не предвзято; любить и знать свою историю, жить ценностями, определяющими дух народа.

Я не знаю, что такое «уровень патриотизма» и как его измерить. Но я верю, что патриотизм невозможен без искренней любви. Любви к своей родине, к своей Церкви и её святыням, любви, по слову поэта, к родному пепелищу и отеческим гробам. Наблюдая за молодым поколением, я не могу сказать, что сейчас все поголовно космополиты, далекие от патриотических настроений. Напротив: сегодня вырастает поколение молодых, которые не были свидетелями страшных преступлений атеистического государства против своего же народа, массового истребления лучших людей. Это не может не сказаться на уровне доверия к государству как таковому. За минувшие годы большинство из тех, кто хотел понять, чем и как живут в других странах, имели возможность познакомиться — и достаточно подробно — с иными цивилизациями. И многие пришли к твердому убеждению: жить надо в России, дорожить тем, что у нас есть, что досталось благодаря вере и трудам наших предков.

На фоне процессов, которые приходится наблюдать сегодня не только в Западной Европе, но и других странах, духовно-нравственный климат в России приобретает совершенно иной вес и значимость. Нам следует прекратить сравнивать себя с другими; не надо никого догонять и перегонять. У нас своя жизнь, и мы должны её прожить так, чтобы не было стыдно ни перед потомками, ни перед нашими предками. Наверное, это и есть настоящий патриотизм.

— из эксклюзивного интервью Патриарха Московского и всея Руси Кирилла РИА Новости о начале Великой Отечественной войны от 22. 06. 2015

Источник: https://ria.ru/20150622/1080196287.html

Христианство и патриотизм: книга, которая попала в болевую точку

Осенью прошлого года протоиерей Андрей Кордочкин представил издание «Кесарю кесарево? Должен ли христианин быть патриотом?» М.: «Никея», 2018

Презентация книги настоятеля храма равноапостольной Марии Магдалины в  Мадриде протоиерея Андрея Кордочкина "Кесарю кесарево? Должен ли  христианин быть патриотом?" состоялась 23 ноября в просветительском  центре Феодоровского собора в Санкт-Петербурге.

В Новом Завете нет единого мнения о том, каковы должны быть отношения государства и христианина (Христос действительно не был, в отличии от зилотов, этническим националистом и не разделял чаяния своего народа о грядущем земном еврейском царстве — Е. Ч.). Представлены как минимум три позиции христианина по отношению к государственной власти. Первая - "субординация и подчинение" - описана в посланиях апостола Павла, где говорится, что всякая власть от Бога. Второй подход отражен в евангельских повествованиях, его можно определить как "критическое дистанцирование". Третий - сопротивление, он выражен в Откровении Иоанна Богослова, где о государстве не сказано ничего положительного. 

Автор подчернкул, что не существует однозначного ответа на вопрос, может или не может христианин быть патриотом: "Христианин по определению вообще не может быть абсолютно благонадежным гражданином, потому как любое государство имеет свое понятие о наивысшей власти, будь то законодательная, исполнительная или судебная власть, что для праведного христианина не может являться истиной в последней инстанции. С точки зрения Евангелия полноту власти имеет только Христос, поэтому никакая земная власть для христианина не будет считать абсолютом".

Ни одно из определений патриотизма не ограничивается только любовью к своей стране. Обычно принято полагать, что патриотизм выражается в готовности защищать интересы Родины или бороться с ее врагами. Но интересы страны всегда формулирует власть, лидеры которой имеют свойство меняться, следовательно, меняются и интересы страны. Отсюда вопрос: должен ли гражданин, который считает себя патриотом, со сменой власти и интересов страны менять и свое представление о государственных интересах? Что же касается врагов страны, мы понимаем, что те, кого она может назвать своими врагами, - не всегда вторгающиеся на ее границы с оружием. Враги могут быть идентифицированы как на другом конце света, так и внутри самой страны. Внешние политические враги все чаще связаны с экономикой, а не с политикой, и живут, как нетрудно заметить, поблизости от нефтяных вышек, 

- сказал отец Андрей.   

Отец Андрей подчеркнул, что гражданину любой страны - Америки, Германии или России - есть чем гордиться и чего стыдиться как патриоту, но патриотизм, как правило, делает крен в сторону гордости. По мнению автора, сам по себе патриотизм не является добродетелью и может быть опасным, потому как произвольно назначает те или иные явления "добром" и "злом", но если человек имеет представления о добре и зле, о христианских ценностях и вере, его патриотизм может стать добродетелью.

Как рассказал гость корреспонденту ИА "Вода живая", вопрос о патриотизме имеет особое значение для эмигрантов и их потомков. Патриотами какой страны они должны быть? Определяется ли патриотизм как любовь к стране, в который родились твои родители, или же к стране, в которой живешь ты сам? На этот вопрос у каждого - свой ответ.

Источник: http://mitropolia.spb.ru/news/culture/?id=149099

29.11.2018   11:37

Лежит на диване и любит страну, ищет врагов, поддерживает действующую власть или борется с фашизмом — кто такой настоящий патриот и что он должен делать, если представления об интересах страны изменились? Помогает ли нашей любви к Родине симфония Церкви и государства, размышляет протоиерей Андрей Кордочкин в ходе дискуссии, которая прошла на презентации его книги «Кесарю кесарево? Должен ли христианин быть патриотом?» в культурном центре “Покровские ворота”.

Презентация книги протоиерея Андрея Кордочкина «Кесарю кесарево? Должен ли христианин быть патриотом?» (М.: «Никея», 2018) состоялась 26 ноября в Москве. Был ли патриотом Иисус Христос? Насколько для христианина важно не только Небесное, но и земное Отечество? Существуют ли у патриотизма нравственные ограничения? В книге дана «история вопроса»: рассматриваются разные подходы к взаимоотношениям человека и государства в Новом Завете, в древности и в современном мире, в России и в западной философии, предупреждает издательская аннотация. О том, что книга попала «в болевую точку» (как сказал один из выступавших, протоиерей Алексий Уминский), свидетельствовал, в том числе, и переполненный зал Культурного центра «Покровские ворота».

Для многих вопросы, поднятые в книге, вообще не стоят: «любовь человека к стране – это абсолютно простое и естественное чувство, которое не нуждается в специальном оправдании», начал автор книги. Однако патриотизм не ограничивается любовью, как бы ни определяли это понятие, но это всегда «активная деятельная позиция», которая выражается, в обиходном понимании, в готовности защищать интересы своей страны и бороться с ее врагами. Но тут, предупреждает о. Андрей, христианин встает «на достаточно скользкую почву», поскольку интересы всегда формирует власть, а власть так или иначе меняется (а вместе с ней и интересы, и идеология), и выбор оказывается непростым – в том случае, если у человека нет четкой системы нравственных координат.

«Вопрос, который лег в название книги – «Должен ли христианин быть патриотом?». Я хотел бы несколько слов сказать о том, почему мы не говорим о самоочевидном. Мы же не говорим о том, должен христианин быть честным человеком или порядочным человеком. Почему мы тогда ставим вопрос о патриотизме, о котором обычно говорим, как о чем-то абсолютно самоочевидном?

Дело в том, что, как вы понимаете, не существует единого общего определения патриотизма, но любое определение начинается с того, что это любовь человека к своей родине. Мне кажется, здесь спорить особо не о чем, потому что француз любит Францию, американец любит Америку, русский человек любит Россию, и мы можем критически высказываться о своих странах, но не потому что мы их не любим. Может быть, мы не вполне согласны с политическим курсом, может быть, нам не очень симпатичны политические лидеры, но в общем и целом любовь человека к стране – это абсолютно простое и естественное чувство, которое не нуждается в специальном оправдании. На этом мы могли бы закончить нашу сегодняшнюю встречу.

Но не получится, потому что ни одно из существующих определений патриотизма не ограничивается любовью. Может быть, при слове “патриот” у вас возникают разные ассоциации, но человек, который лежит на диване и говорит: «Я очень люблю свою страну, но я не готов оторваться от дивана, чтобы что-то для нее сделать» – это не совсем патриот.

Патриотизм – это всегда очень активная деятельная позиция. В чем же выражается эта деятельность? Обычно в определениях патриотизма речь идет о готовности бороться с врагами страны или эту борьбу поддерживать, также это готовность защищать интересы страны. Наверное, если у меня есть семья, то для меня интересы моей семьи важнее, чем интересы какой-то другой семьи, о которой я ничего не знаю, но если на страну напали, то понятно, что нужно ее защищать или, по крайней мере, быть готовым поддержать эту защиту. Но когда мы говорим о врагах и об интересах, мы встаем на достаточно скользкую почву.

Здесь я вам хочу привести два примера. Представьте себе, мы сейчас говорим не о какой-то конкретной стране, мы говорим о патриотизме в целом. Представьте себе, что вы живете в стране, назовем ее условно страной X, в это время в другой стране Y начинается гражданская война. Власти вашей страны X говорят о том, что в интересах вашей страны поддержать одну из противоборствующих сторон в стране Y, которые, соответственно, являются врагами. Война эта сопровождается патриотической риторикой, и если вы эту войну не поддерживаете, то вас, соответственно, обвиняют в отсутствии чего? Должного патриотизма.

Это пример не выдуманный, это примерно то, что произошло в Америке в 1964-65 году, когда началась война во Вьетнаме. Антивоенное движение в Америке обвиняли в том, что оно недостаточно патриотично. Нужно отдать должное людям, которые возглавляли это движение – они не говорили: «Мы против войны во Вьетнаме, потому что мы против американского патриотизма». Они сказали: «Наше сопротивление войне, наше участие в антивоенном движении – это и есть наше проявление патриотизма». Именно война во Вьетнаме и стала тем стимулом, с которого началось критическое осмысление термина “патриотизм” в западной мысли.

Вообще, когда мы с вами говорим об интересах страны, интересы всегда формирует власть. Власть имеет свойство меняться просто по своей природе. Не может быть такого, чтобы в стране какая-то одна политическая сила правила вечно. Власть меняется через выборы, через революцию, через что угодно. Когда власть меняется, то меняются представления о том, каковы интересы страны. То, что отличает разные политические силы в тех странах, где разные политические силы представлены на политическом поле, это и есть разное представление об интересах.

Таким образом, встает вопрос: если меняется власть, если меняются представления об интересах страны, то что должен делать патриот? Он должен следовать за тем, что провозглашается как интересы новой властью? Тогда он, наверное, не совсем патриот, он, скорее, приспособленец. Или он должен оставаться при своих идеалах, тогда его как раз легко могут обвинить в отсутствии должного патриотизма.

Враги – это тоже не обязательно те, кто напал на твою страну. Если вы посмотрите на историю военных конфликтов за последние пару десятков лет, вы увидите, что государство может идентифицировать своих врагов на другом конце планеты – во Вьетнаме, в Ираке, в Ливии, в Сирии, где угодно. Конечно, эти враги будут всегда идентифицироваться как враги политические, а не как экономические, потому что даже за деньги никто не хочет идти умирать за нефтяную трубу, но все-таки очень часто эти враги будут соседствовать с нефтяными вышками в Ираке, в Ливии или в Сирии.

Одно из основных проявлений патриотизма в современном обществе – это антифашизм, и это вполне объяснимо, понятно. Это та позиция, которую разделяю я, но, тем не менее, я считаю, что прежде чем говорить об антифашизме, нам хорошо бы понять, что мы вообще имеем в виду, когда мы говорим слово “фашизм”: какое сообщество, какую политическую силу или какое мировоззрение мы называем фашизмом? То, которое само себя идентифицирует как фашистское, или есть какие-то внешние признаки, которые позволяют нам идентифицировать это сообщество и это мировоззрение как фашистское.

Если мы говорим о фашизме только лишь как о тех людях, которые сами себя называют фашистами, нам, скорее всего, придется ограничиться Италией 20-х годов. Потому что гитлеровская Германия не называла свою национальную идеологию фашистской, она ее называла национал-социалистической. Но, тем не менее, несмотря на это, понятно, что мы можем говорить о гитлеровской Германии как о фашистском сообществе, несмотря на то, что само слово “фашизм” у Гитлера в книге «Моя борьба» (экстремистский материал, запрещенный в России) упоминается только три раза, и при этом все три раза применительно к Италии.

Каковы тогда внешние признаки фашизма? Нацизм может быть составной частью фашистской идеологии, как в гитлеровской Германии, он может ею не быть, как он не был, например, в Италии Муссолини. Фашистское общество, фашистское государство, мировоззрение – оно однопартийно и милитаризовано. Оно оправдывает насилие и террор против инакомыслия; оно, безусловно, основано на отрицании либерализма, то есть на отрицании индивидуальных прав и свобод – это то, что Гитлер в этой книге повторяет несколько раз; оно оправдывает уничтожение или репрессии в отношении значительной части граждан для достижения политического единства; в нем значительную роль играет фигура национального лидера.

Поэтому, если хотите, отличительная марка фашистского сообщества – это сверхценности этой фасции (фашины), сверхценность корпорации, которая достигается за счет полной девальвации жизни отдельного человека. В этом смысле я абсолютно убежден, хотя понятно, что гитлеровская Германия и сталинская Россия во многом не похожи, мы не можем говорить, что это одно и то же, между ними существует все-таки достаточное различие, но мы не можем отрицать того, что эти внешние признаки фашизма применимы и совпадают в обоих обществах.

Поэтому настоящий антифашист сейчас – это человек, который не заигрывает с антифашистской символикой, с антифашистской терминологией. Настоящий антифашист – это как раз тот человек, который готов защитить человека от корпорации. Когда корпорация говорит человеку: «Кто ты такой? Тебя вообще нет, ты – гнида, ты вообще никто. Мы сделаем так, что ты исчезнешь, и тебя никто не заметит». Тут те люди, которые оказываются рядом в этих случаях, я думаю, что они и есть настоящие антифашисты.

И вот мой личный ответ на вопрос о том, является патриотизм добродетелью сам по себе? Я считаю, что патриотизм как таковой добродетелью не является. Я считаю, что патриотизм может быть очень опасен в руках и в сознании человека, у которого нет ясного понимания о том, что такое добро и что такое зло. Я думаю, что пример в Германии в XX веке нам это показал.

Тем не менее, я считаю, что патриотизм может быть добродетелью в сознании и в руках того человека, у которого есть ясное понятие того, что есть добро, что есть зло, и который, защищая интересы своей страны, не исходит из принципа, который обычно называется готтентотская этика.

Готтентоты – это одно из племен южной Африки, о которых Владимир говорил вначале, представляя меня, а этот принцип заключается в том, что если у меня украли вола, то это плохо, а если я украл вола, то это хорошо. Я думаю, что в свете этой этики патриотизм очень опасен. Но если человек или сообщество более духовно и нравственно развито, тогда патриотизм действительно может быть и должен быть добродетелью.

Я могу вам пожелать, чтобы вам было немножко не по себе, когда вы слышите какие-то готовые ответы по телевизору или где-то какой-то транспарант увидите по дороге. Чтобы у вас была способность критического осмысления, и чтобы вы могли ставить вопросительный знак после того предложения, в котором, как правило, стоит или точка, или восклицательный знак.»

Именно это лежит для автора книги в основе ответа на вопрос: является патриотизм добродетелью? Ответ о. Андрея неоднозначен. С одной стороны, он абсолютно отрицательный: «Я считаю, что патриотизм как таковой добродетелью не является…,  что патриотизм может быть очень опасен в руках и в сознании человека, у которого нет ясного понимания того, что такое добро и что такое зло. Я думаю, что пример в Германии в XX веке нам это показал». С другой стороны, «патриотизм может быть и должен быть добродетелью, если человек или сообщество более духовно и нравственно развито», если человек руководствуется евангельским пониманием добра и зла, а не исходит из принципа так называемой готтентотской этики («если у меня украли вола, то это плохо, а если я украл вола, то это хорошо»).

«Патриотизм как идеология, как набор рецептов для долженствования (когда говорят: ты должен быть патриотом, иначе ты нелоялен) – это страшная вещь. А на религиозном языке – это сотворение кумира, ради которого надо приносить жертвы», – отметила поэт и переводчик Ольга Седакова. Такой «поклон кумиру», разумеется, не совместим с христианством, как не совместим он и с искусством, «потому что любая идеология – это прежде всего бездарность», продолжила она, напомнив всем известные примеры «патриотических стихов».

По словам профессора МГУ Бориса Братуся, декана факультета психологии РПУ св. Иоанна Богослова, главы школы возрожденной христианской психологии в России, «актуальность этой книги уж слишком актуальная, до неприличия». Он имеет в виду чрезвычайно распространенные в последнее время  психологические манипуляции на теме патриотизма. «Патриотизм превратили в страшную игру»: те, кто «в телевизоре рождают ненависть» – «психологические преступники», они «выкидывают приманку, всем понятную, и на ней начинают утягивать человека очень далеко», и это действует как детонатор межэтнических и политических конфликтов.

Подход к теме, предложенный в книге о. Андрея, чрезвычайно нужен и важен, его можно расценить как «голос свободной русской церкви», как «некое знамение выхода к людям определенного поколения священников – свободных, образованных, интеллигентных», которые призывают «вернуться к страшным и светоносным положениям Евангелия, страшным потому, что с ними в нашем мире неуютно жить: они дают свет, от которого нельзя отклониться», заключил профессор Братусь.

Известный историк и публицист Андрей Зубов считает, что новая книга найдет отклик у тех, кто «оценивает свою жизнь абсолютной шкалой правды Божией». «Патриотизм хорош до тех пор, пока он не призывает кого-то ненавидеть…, когда он видит не только достоинства своей страны, но и недостатки…, когда он старается увидеть в других больше положительного, чтобы взять это себе»,– размышлял историк. По его словам, настоящим патриотом своей страны может быть только внутренне свободный человек, который способен выступить против своего государства, если оно ведет страну к катастрофе. Яркий пример – «праведник мира» пастор Дитрих Бонхеффер, который «имел смелость выступить как христианин» против Третьего рейха. «Честное, жертвенное служение – единственная возможность проявить свою любовь к родине; не заявление о лояльности, но критика любого ошибочного действия не только власти, но и народа. Такие люди встают на пути безумства и даже если не останавливают его, то остаются в памяти потомков как те, кем можно гордиться», – так определяет патриотизм А. Зубов.

Именно таким человеком – «настоящим русским патриотом» – протоиерей Алексий Уминский считает, например, историка Юрия Дмитриева, руководителя карельского «Мемориала», который столько сделал для сохранения памяти о жертвах советских репрессий, а теперь подвергается преследованиям по необоснованному обвинению. «Он идет путем поиска правды, путем любви к родному пепелищу и этим страшным отеческим гробам. За это и страдает – как патриот и как христианин», – сказал священник, призвав верующих «с особым усердием молиться за этого человека».

Христианам важно иметь такие примеры среди современников, но главный пример для них – сам Христос, которого, по словам о. Алексия, нельзя назвать патриотом: «Он был беженцем, Он был репатриантом. Он был приговорен к крестной смерти как раз патриотами… Мы видим бесконечное количество примеров, когда Христос вдруг начинает обличать Свой собственный народ в лице элит, правительств… Он говорит книжникам, учителям и судьям Израиля самые жестокие слова». При этом несомненно, что Христос любил свою родину, подчеркнул священник: «Он родился в этом народе, говорил на языке этого народа. Он знал Священное Писание, традиции народа, Он жил в этой традиции. Он любил страну, в которой жил. Но Он не был патриотом – тут никак не получается этот государственный патриотизм, этот сегодняшний «не забудем, не простим», который «вызывает не только глубочайшую тревогу, но и глубочайшее разочарование».

О. Алексий предостерег от «языческого, утробного патриотизма», который «рядится в христианские одежды». Конечно, все христиане молятся о своей земле, и вопрос о патриотизме нельзя исключить. Но выступавший предлагает отказаться от того «патриотизма», который стал «манипулятивным ложным термином», разжигающим ненависть, который «путает и соблазняет людей». Осмыслить это понятие по-новому,  придать ему иное значение помогает книга прот. Андрея Кордочкина.

С выходом книги поздравили автора епископ Александровский и Юрьев-Польский Иннокентий (Яковлев) и протоиерей Александр Борисов. А о. Андрей, ответив на многочисленные вопросы и завершая встречу, сообщил, что готовит новую книгу – о христианстве, войне и пацифизме. 

Источник: https://al-eparhiya.ru/%D1%85%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B0%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B8-%D0%BF%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B7%D0%BC-%D0%BA%D0%B5%D1%81%D0%B0%D1%80%D1%8E-%D0%BA%D0%B5/

Рецензии на эту книгу, которые я нашел в Интернете:

Священник Филипп П. Патриотизм как проблема. По следам презентации книги "Должен ли христианин быть патриотом?". 

https://pretre-philippe.livejournal.com/630286.html

Катя Капранова. Православный не значит «патриот»: священник из Мадрида научит как Родину любить.

https://snob.ru/profile/31895/blog/148361

Тихон Сысоев. Страх и трепет православного патриота

https://kiozk.ru/article/ekspert/strah-i-trepet-pravoslavnogo-patriota

Феогност Пушков. В чем неправда либералов? (ответ Андрею Кордочкину)

Подробная критика произведения протоиерея Андрея Кордочкина в шести частях:

https://anchoret.livejournal.com/492815.html

Характерно, что участие в «раскручивании» книги принимали участие Культурный центр «Покровские ворота», Правмир, Санкт-Петербургская митрополия, светские либеральные издания. Аргументированной критики из православного консервативного лагеря до сих пор не последовало (Аркадий Малер, Егор Холмогоров, Владимир Семенко, Анатолий Степанов и др.). Неужели нечего сказать или они решили просто проигнорировать данное издание?

Продолжение следует...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded