echelpanov

Category:

О главных сволочах XX века и о христианском к ним отношении

«У меня было представление, что при Ленине и Сталине у нас был тоталитарный режим, режим личной диктатуры. К чему я  пришел в результате моей работы, в результате документального знакомства со всеми ужасами, которые были засекречены (они прекрасно понимали, что все это надо засекречивать)? Я пришел к выводу, что я ошибался.   

На самом деле фашистом номер один в прошлом веке был не Гитлер, а Ленин. Он был организатором фашистского государства. В российском, разумеется, исполнении. Сталинский режим - это дальнейшее развитие фашистского государства. Развитие не в смысле развития принципов - Сталин ничего нового не придумал, - а в смысле расширения масштабов репрессивной деятельности. Ничего не придумал и Гитлер. По сравнению с Лениным. Гитлер - сволочь, это понятно, но концлагеря, газовые камеры мы придумали раньше его. А еще придумали кое-что, чего даже и у него не было. Практика захвата детей-заложников у Гитлера была? Нет. А у нас была. Гитлер с 1933-го по 1939-го уничтожил десять тысяч своих политических противников. У нас же, как известно, были убиты миллионы. Причем подавляющее большинство из них никакими политическими противниками режима в действительности никогда не были. Конечно, все они одним миром мазаны - все эти сталины, ленины, гитлеры, пол поты... Все это одна компания.

Сталин, презирал русский народ, стремился его уничтожить. Генофонд, конечно, подорван. Это очень серьезная проблема. Самая активная часть общества была уничтожена. А войнами, в которых не в последнюю очередь тоже были повинны большевики, - самая молодая. Ведь было уничтожено будущее страны - те тридцать миллионов, которые погибли во время войны 1941 - 1945 годов. Погибли будущие писатели, академики, ученые... Гении... Самые молодые и самые красивые. Я лично считаю - не меньше двадцати миллионов. Расстрелянных, погибших в лагерях, умерших от голода...От голода, умышленно организованного в тридцатые годы. Это пять с половиной миллионов. Или от голода в гражданскую войну. Тоже товарищ Ленин организовал. Считайте, пять миллионов. Только от голода погибло десять с половиной миллионов.»

— член Политбюро ЦК КПСС (1987-1990) академик Александр Яковлев, группа #декоммунизация ВК, публикация от 8 дек. 2018 г.

Еще на тему демонизации личностей Сталина, Гитлера, Ленина, Троцкого и пр. Все это были просто обычные властолюбивые люди, которые совершили в своих жизнях множество грехов, преступлений и ошибок. Господь Бог призывает верующих в Него относиться ко всем людям одинаково, как к созданиям Божиим, это и отличает истинных христиан от людей светских. Кроме того, лучшими человеческими качествами мы считаем смирение и кротость (в которых и является подлинная сила духа, как у прп. Сергия Радонежского или инока Пересвета), мир и любовь по отношению к своим личным врагам, непримиримость к врагам Отечества, отсутствие ненависти к кому бы то ни было, даже по отношению к злым духам, с которыми мы ведем постоянную духовную брань. 

Светские люди и атеистическое сознание ошибочно воспринимает христианские добродетели за слабость, считая гордость, самомнение, эгоизм, физическую силу, активную демонстрацию собственного превосходства, потакание собственным страстям эталоном поведения в обществе. На самом деле все вышеперечисленное, в том числе агрессия, ненависть — признак слабости и незрелости человеческой личности, незрелости психики, характерная более для языческого мировоззрения (посмотрите американские боевики). Мы считаем, что прощение выше мести, любовь — справедливости, ведь добровольное распятие Христа — это проявление любви Бога к людям.

Взять, допустим, хана Батыя, Карла XII, Наполеона... Эти люди сильных эмоций ни у кого сегодня не вызывают, мы относимся к ним более-менее спокойно. Получается, все зависит от прошедшего времени. Татаро-монголы вообще православным гражданам Руси головы рубили, насиловали, жгли города, но государство сегодня не хочет снять даже фильма о Куликовской битве, чтобы русские люди вспомнили мужество своих предков (президент боится обидеть Татарстан). Правда, веру они не трогали, в отличии от рыцарей-католиков, почему Александр Невский старался дружить с монголами, а с Тевтонским орденом воевал. Великая Отечественная война — худшая в российской истории по множеству объективных показателей, тем не менее многие люди (историки, политики, журналисты) здесь находят какой-то повод для гордости. 

Оказывается, у некоторых «сов. патриотов» Николай II вызывает сегодня большую неприязнь, чем тот же Гитлер, вот такой парадокс. См. статью «Незыгаря» (некто Дмитрий Коваленко?) https://vk.com/vmlavrov?w=wall170632696_17525%2Fall

Нужно уметь в каждом человеке (даже в самом подлом и неприятном), как и в каждой неприятной трагической ситуации разглядеть что-то доброе и светлое, как это показано в британском фильме «Поллианна» 2003 г. реж. Сары Хардинг. 

Идеология гитлеровского нацизма, всячески порицаемая в современном обществе, весьма напоминает мировоззрение ультраправых сионистов (с примесью американской евгеники, больше сравнить, действительно, не с чем). Не было ли оно талантливо переработано и адаптировано для немцев и германской культуры, опираясь на религиозно-философские труды местных патриотов? Критиковать так же рьяно сионизм за неумеренный этнический национализм и извращение традиционной еврейской религии (чем последовательно занимался американский банкир Джейкоб Шифф, убежденный иудей http://www.ejwiki.org/wiki/%D0%A8%D0%B8%D1%84%D1%84,_%D0%94%D0%B6%D0%B5%D0%B9%D0%BA%D0%BE%D0%B1_%D0%93%D0%B5%D0%BD%D1%80%D0%B8) отечественные либерал-демократы и политики почему-то не решаются, что можно назвать проявлением двойных стандартов. Или у них просто духа на это не хватает? А как мы должны относиться к американским банкирам, финансировавшим Третий рейх согласно исследованиям профессора Стэнфордского университета Энтони Саттона? 

Зачем далеко ходить? В качестве примера для поиска чего-то хорошего, можно взять сложную и противоречивую личность Адольфа Гитлера (человеку с двойным дном, к которому у меня нет ни малейшей симпатии как к международному военному преступнику), изрядно демонизированную официальной исторической наукой, насчет которого существует стереотип в массовом сознании, что он был злобным антисемитом, что далеко не полностью соответствует действительности (Гитлер являлся не меньшим циником, чем вожди международного сионизма, обеспечивших эмиграцию в Израиль наиболее успешных, здоровых и богатых евреев. В немецких концлагерях оказались по большей части евреи-христиане, больные старики и нищие — зачем они нужны в «земле обетованной»?). 

Так, существуют евреи, которым фюрер немецкой нации помогал лично (+в армии Вермахта служило до 150 000 полуевреев «мешлинге», некоторые из которых, погибшие в советском плену, были признаны в Израиле жертвами холокоста, согласно выводам американского историка М. Б. Ригга, автора книги «Еврейские солдаты Гитлера» https://vena45.livejournal.com/4279029.html), ниже мы процитируем свидетельство личного доктора Гитлера Эдуарда Блоха, еврея по национальности, с публикации сайта jewish.ru.

(говорят еще, Гитлер очень любил детей и собак, получается что где-то глубоко в душе / очень глубоко / у него было что-то светлое и доброе, его личность — это далеко не кромешная тьма, родился ведь он нормальным ребенком, очень интересно проследить его жизненный путь с профессиональной научной точки зрения, в какой момент он свернул на кривую дорожку? Что пошло не так в его жизни? В отличии от Сталина и Мао Цзэдуна, Гитлер не уничтожал собственный народ, позволял приближенным с собой не соглашаться, терпел критику, где-то даже немного либеральничал. Сталинских блатных уголовных замашек у него не было. тому попробуй слово поперек скажи (ночью приедет черный воронок). Некоторые старые немцы говорят, что при Гитлере в Германии не все было плохо, государство финансировало множество социальных программ, строились автобаны, по которым немцы ездят до сих пор и т. д. Тем не менее у них хватило в себе сил отказаться от гитлеризма)

«Он бесплатно лечил мать Гитлера от рака – и юный Адольф пообещал ему свою вечную любовь. Эдуард Блох действительно выжил в аду Холокоста: фюрер забрал все его деньги, но великодушно позволил бежать в США. (...)

В своих мемуарах доктор писал, что биографы «часто демонизируют образ Гитлера-подростка, хотя на самом деле он был тихим, хорошо воспитанным и не в меру серьезным». Мать и сын обожали друг друга, впоследствии в желтой прессе даже появлялись заметки, что «любовь Гитлера к матери граничила с патологией», но Блох старался опровергнуть эти слухи. По его мнению, Адольф был привязан к Кларе, потому что она всегда защищала сына и соглашалась на любые его условия. Так, когда подростку надоело учиться, мать разрешила ему бросить школу, а когда сыну предложили работу, не порицала его за отказ, мотивированный желанием уделять все свое время рисованию.

Как вспоминал Блох, ни с какими серьезными проблемами Адольф к нему не приходил. Например, болезнь легких, якобы перенесенная Гитлером в подростковом возрасте, по словам врача, была выдумкой репортеров и биографов. «Максимум, что я прописывал ему, так это лекарство от простуды. И как любой благовоспитанный мальчик 14-15  лет, он кланялся и вежливо благодарил меня», – говорил врач.

Но в 1907 году произошло событие, из-за которого между 35-летним  доктором и семейством Гитлеров наладилась более прочная связь. «Однажды  Клара пожаловалась мне на боль в груди. Она думала, что все само  пройдет, но становилось только хуже. Я сразу стал подозревать рак, и мои  опасения подтвердились», – вспоминал Эдуард.

На следующий день врач вызвал к себе детей фрау Гитлер и объяснил: мама умирает, ей необходима операция, но не факт, что это поможет. «Именно в тот момент я осознал всю глубину привязанности, которая существовала между матерью и сыном. Я объяснил, что у нее есть мизерный шанс на спасение. Но даже этот жалкий клочок надежды дал ему утешение», – говорил Блох. Операцию фрау Гитлер проводил один из самых известных в Верхней Австрии хирургов Карл Урбан. Кстати, после аншлюса он, как и его не менее талантливый сын, пионер в области хирургии головного мозга, был вынужден оставить свою должность из-за политических связей.

Но в 1907-м, когда Клара отходила от операции в больнице, Блох поспешил к детям, чтобы сообщить воодушевляющую новость: «Операция прошла хорошо». Впрочем, очень скоро силы стали покидать фрау Гитлер: она постоянно лежала, а сын бродил рядом, ожидая, когда мать о чем-нибудь его попросит. «Адольф больше Клары был благодарен, когда я делал инъекцию морфия, временно освобождавшую женщину от страданий», – рассказывал доктор.

Утром 21 декабря падчерица Клары, Ангела, пришла к доктору со скорбной новостью: «Мама умерла ночью». «За всю свою карьеру я не видел человека, так убитого горем, как Адольф Гитлер. Когда Клару похоронили за маленькой желтой церквушкой, он остался на кладбище, – вспоминал врач. – Этот худой бледный парень стоял у свежей могилы наедине со своими мыслями в канун Рождества, когда весь остальной мир готовился к празднику».

Через несколько дней дети пришли к доктору в офис, хотели поблагодарить его за помощь. Пока девочки, перебивая друг друга, говорили все, что было у них на сердце, Адольф молчал и смотрел в пол. Когда пришла его очередь, он шагнул к Блоху,  взял его за руку и с жаром произнес: «Я буду благодарен вам вечно». Тогда Эдуард счел это просто минутным порывом, но через 30 лет вспомнил их встречу со смешанными чувствами страха и облегчения.

После отъезда Адольфа в Вену до Блоха доходили лишь обрывочные сведения о его жизни: работал на стройке, жил в ночлежке, пытался рисовать. Доктору он дважды отправлял собственноручно нарисованные открытки, которые тот, как и другие похожие подарки от пациентов, хранил в секретере. «Одну открытку я запомнил очень хорошо: на ней был изображен капуцин, поднимающий бокал с шампанским. Под фотографией красовалась подпись: “С Новым годом!” На обратной стороне даритель тоже написал пару строк: “С наилучшими пожеланиями в этот праздничный день. Вечно благодарный вам Адольф Гитлер”», – вспоминал Блох. В 1938 году, спустя две недели после аншлюса, история с открытками получила продолжение. К Блоху пришел человек из гестапо и попросил показать «кое-какие сувениры от фюрера, которые у вас должны быть». Врач отдал рисунки Гитлера «на хранение» и больше никогда их не видел.

+ + +

После отъезда фюрера из Линца стало ясно: он не забыл о докторе. Когда на домах евреев появились желтые плакаты с надписью JUDE – «еврей», –гестаповцы разрешили Блоху их убрать. 10 ноября 1938 года было издано  постановление: все евреи должны покинуть Линц в течение 48 часов. Глядя,  как соседи со слезами на глазах покидают дома, в которых жили  десятилетиями, Блох стал звонить в гестапо, чтобы выяснить, не считается ли его случай исключением. И доктор снова стал человеком, которому  позволили чуть больше: он имел право и дальше жить в Линце.

Впрочем, оставаться не было смысла: еще за год до этих событий австрийцы стали игнорировать врача неугодной национальности, а теперь, согласно новому указу, Блох имел право лечить только евреев. Но кое-какие исключения фюрер для доктора все же сделал: например, ему оставили «чистый» паспорт без печати в виде буквы J, да еще и выдали талоны на одежду – роскошь, для евреев непозволительная. Более того, в гестапо врачу сказали, что из Берлина поступило распоряжение «помогать доктору Блоху в разумных пределах». «Разумные пределы» не помогли Эдуарду забрать в Америку деньги от продажи дома в Линце, но ему разрешили вывезти 16 марок вместо положенных десяти.

Перед самым отъездом Блох отправил фюреру письмо, которое ему посоветовали написать партийные чиновники «в знак  благодарности за добро рейхсканцлера». Врач написал: «Ваше Превосходительство. Прежде чем уехать за океан, я хочу выразить свою благодарность за защиту, которую получил. В материальной нищете я покидаю город, где провел 41 год, но уезжаю, сознавая, что прожил жизнь, за которую мне не стыдно. В 69 лет я начну свою жизнь заново в чужой стране, где моя дочь упорно трудится, чтобы содержать свою семью. Искренне ваш, Эдуард Блох».

Несмотря на рекомендательное письмо из Германии, в котором говорилось, что «благодаря своему характеру, медицинским знаниям и готовности помогать больным доктор Блох завоевал признание и уважение фюрера», в Нью-Йорке врач работы не нашел. Его австро-венгерский диплом в США был недействителен. В последние годы Эдуард Блох часто вспоминал Линц и пациента с громкой фамилией, который отнял у него деятельность и дом, но хотя бы сохранил жизнь. Доктор умер в 1945 году от рака желудка, пережив Адольфа Гитлера всего на один месяц.»

Цит. по: 

Мария Крамм. Личный еврей Гитлера, 19. 08. 2019 https://jewish.ru/ru/people/society/190505/

Еще одна интересная публикация с сайта jewish.ru от 04.02.2019. Почему в интернациональном, казалось бы, СССР, долгие годы информация о национальности родственников «Вождя Октября» находилась под негласным запретом? Израильская журналистка пытается пролить свет на это белое пятно в истории советского государства.

Было ли что-то хорошее в родословной Владимира Ильича Ленина? Оказывается, среди его предков были крещеные евреи. Чтобы иудею креститься в Российской империи первой половины XIX века, нужно было иметь большое личное мужество. Православные верующие могут это только приветствовать. Родители тоже у Ленина вроде неплохие люди, отец — уважаемый чиновник, после смерти которого матери не удалось в достаточной мере повлиять на своих сыновей, удержать тех от противозаконной революционной деятельности...

Владимир Ильич — более темная (в т. ч. недостаточно исследованная) личность, чем Гитлер. На мой взгляд, именно с духовной точки зрения, так как Ленин ненавидел Христа и православие, у Гитлера этого не было в такой степени. К христианству он относился более-менее спокойно. На оккупированных территориях немцами было открыто православных храмов больше, чем в это же время советской властью внутри СССР, читал интервью доктора богословия, профессора СПбДА о. Георгия Митрофанова. Гитлер больше был язычником (заигрывающим с оккультной тематикой), а Ленин сознательным богоборцем.

Пара слов о родословной Владимира Ильича

«Еврейская четвертинка в крови Владимира Ильича сенсацией давно не является. Ещё в 1924 году сестра Владимира Ленина, Анна, нашла в архиве документы, свидетельствующие о существовании евреев по материнской линии великого вождя – прадеда матери Ленина звали Моше Ицкович Бланк. Но когда по этому поводу Анна написала письмо Иосифу Сталину, тот распорядился убрать документы в спецхран и больше о них не вспоминать. Спустя восемь лет Анна снова попыталась убедить Сталина в уместности еврейских подробностей в биографии Ленина, даже писала, что это поможет снизить усиливающийся в СССР антисемитизм. Шёл как раз 1938 год, и ответа она не получила.

За попытку пролить свет на еврейскую составляющую родословной Ильича в романе того же 1938 года «Билет по истории» Мариэтта Шагинян накликала на себя хулу ЦК КПСС и президиума Союза писателей. Говорили, что «применяя псевдонаучные методы», Мариэтта «дает искаженное представление о национальном лице». В обновлённой редакции роман вышел в 1970 году, а  в 1972-м получил Ленинскую премию. Поиски Шагинян продолжила, впрочем, раньше, в начале 1960-х. Параллельно с ней работал и Михаил Штейн, будущий профессор Петербургского института иудаики. Их изыскания привели к изъятию из государственных архивов всех документов, касающихся Бланков: должностные лица, допустившие утечку столь секретной информации, лишились своих мест, а сами документы поместили в Главное архивное управление СССР в отпечатанном виде – они не копировались и  никому на руки не выдавались.

Штейн писал, что был составлен целый список лиц, которые брали на руки или выдавали материалы из архива. Александр Петров для Музея истории Ленинграда уточнял последний адрес Ульянова, правнучка Бланка Жакова-Басова восстанавливала родословную своей семьи, Бурман писал пьесу о юности Ленина. Все они были в списке причастных к документам еврейских родственников Ленина и потерпели за это разные взыскания. Ближе к началу марта 1965 года Штейн оказался в кабинете заведующего отделом агитации и пропаганды Ленинградского обкома КПСС Сапожникова. Тот требовал от Штейна перестать интересоваться Бланками: «Мы вам не позволим позорить имя Ленина!» – говорил он. Штейн оскорбился и спросил: «А что, евреем быть позор? Как же тогда быть с Марксом?! Он же тоже  еврей!»

– К сожалению, – вздохнул Сапожников, а потом спохватился. – Я вам рекомендую лучше заняться поисками героев войны. А со своей стороны мы посоветуем руководству архивов документы, касающиеся предков Ленина, вам не выдавать.

Моше Ицкович Бланк до 1809 года жил в Староконстантинове Волынской губернии, где был членом местного еврейского общества, а потом с семьей переехал в Житомир. У него было два сына – Абель и Исраэль – и дочь Любовь, о которой известно только, что она была повитухой. Моше Ицковичобладал весьма неуживчивым характером – сохранились всевозможные свидетельства его судебных тяжб и жалоб. Против него тоже выдвигались обвинения: в краже чужого сена, продаже некошерной водки и даже поджоге Староконстантинова – впрочем, это обвинение с него было снято, хотя под следствием по этому делу он провёл целый год. Он доносил властям об утайке еврейской общиной ревизских душ и якобы вымогал у кагала деньги за своё молчание. Он даже подал жалобу на сына Абеля за словесные оскорбления и телесные побои, но тут дело закончилось оправданием сына и наложением штрафа на отца.

Моше Ицкович крестился в 86 лет – по этому поводу он даже написал письмо императору Николаю I, в котором оправдывался, что сделать это смог лишь после смерти своей «чрезвычайно набожной жены». После крещения он взял имя Дмитрий. Ефим Меламед, автор публикаций по русско-еврейской  истории и генеалогии, писал, что в Государственном архиве Житомирской  области им было найдено «Дело о просвещении св. крещением жителя г.  Житомира Мошка Исаковича Бланка». В нём имелось прошение Бланка на имя епископа Анатолия Могилёвского от 27 сентября 1844 года, где проситель объяснял, что не приемлет талмудического толкования о пришествии Мессии и опасается, что ввиду преклонных лет и слабого здоровья может умереть без душеспасения. Там же содержалась справка житомирского полицмейстера, свидетельствующая, что 86-летний мещанин Мошко Бланк является человеком «поведения добропорядочного, под судом и следствием не состоит».

Два сына Моше крестились раньше него – это позволило им поступить в  Петербургскую медико-хирургическую академию. Абель стал Дмитрием, а  Исраэль – Александром. Дмитрий Бланк погиб во время холерного бунта 1831  года, когда толпа ворвалась в Центральную холерную больницу в его  дежурство и выбросила штаб-лекаря с третьего этажа. Александр, дед Марии  Ульяновой, после этого печального инцидента был вынужден подать в  отставку и только весной 1833 года вернулся к работе. Он устроился  ординатором в Городскую больницу святой Марии Магдалины для бедных и  служил в морском госпитале. Есть даже легенда, что он лечил Тараса  Шевченко. Позже он работал врачом при больнице в Перми, а в 1847 году  получил дворянский титул в Казани. В отставку он вышел с должности  главного лекаря больницы при Златоустовской оружейной фабрике на Урале. В  почтенных годах приобрёл сельцо Кукушкино в Казанской губернии, где и  умер 17 июля 1870 года. Своего революционного правнука он успел увидеть  младенцем.

Цит. по:

Алена Городецкая. Еврей за семью печатями. 04. 02. 2019 https://jewish.ru/ru/stories/chronicles/188604/ 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded