echelpanov

Category:

Отречение, которое было или подлинного отречения не было?

2 (15) марта — годовщина отречения от престола Государя-страстотерпца Николая II.

Всегда с большим интересом и вниманием  слушал лекции и читал статьи кандидата исторических наук Петра  Валентиновича Мультатули о Царской семье последнего российского  императора (его книги в магазинах слишком дорогие), но вот 9 лет назад  вышло новое на тот момент исследование "Отречение, которого не было" М.,  АСТ, АСТРЕЛЬ, 2010 - 639 С., вызвавшее массу споров в среде  православно-патриотической и светской общественности.

"История  знает множество мифов. Эти мифы бывают, иногда настолько живучи, что их  воспринимают как истину. Мифы эти, конечно, создаются конкретными  людьми ради конкретных целей, но затем они начинают жить сами по себе, и  бороться с ними бывает крайне нелегко. К числу таковых лживых мифов  принадлежит утверждение, что 2-го марта 1917 года Император Николай II  добровольно, или под нажимом обстоятельств, отрёкся от царского  престола. Это утверждение воспринимается как аксиома с марта 1917 года.  До последнего времени никто даже не пытался дать объективную оценку тому  странному документу, который до сих пор служит единственным  «доказательством» отречения Николая II. Давайте посмотрим, при каких  обстоятельствах появился этот странный документ и имел ли Император к  нему какое-либо отношение."

См.:

 Спорная концепция книги и выводы ее автора были построены (как я понял) на статье  исследователя Андрея Борисовича Разумова под названием "Несколько  замечаний по "Манифесту об отречении Николая II", в которой Разумов очень аргументированно  доказывает умышленную фальсификацию документа об отречении, который  выдается многими исследователями за подлинник:

"Официальная  версия отречения прописана детально. Многочисленные мемуары очевидцев,  дым газетных репортажей и скупые строки дневника Императора -  фрагментами мозаики легли в общую картину; свидетельства думских  заговорщиков сплелись в причудливую вязь с показаниями заговорщиков  Свиты. Согласно их обобщённой версии, 28-го февраля Царь выехал из  Ставки в Царское Село, но был остановлен на пути следования сообщениями о  безпорядках в Любани и Тосно. Развернув поезда, Государь приказал  объехать бунтующий участок через ст. Дно и Псков на Царское. Но во  Пскове Николаю II передали телеграммы командующих с мольбами об  отречении, после чего Царь отрёкся, подписав два соответствующих  манифеста"

См.:

Странно, что в Интернете нет критических рецензий на эту  книгу со стороны уважаемых профессоров, кандидатов и докторов  исторических наук (были какие-то нелицеприятные комментарии со стороны  светских публицистов, либеральные СМИ до сих пор бездоказательно  обвиняют автора в "конспирологии"). Например, на честную (но не  бесспорную) книгу д. и. н. М. Бабкина о роли руководства РПЦ в свержении  монархии последовал просто шквал положительных и отрицательных отзывов  от различных ученых, преподавателей вузов. Складывается такое  впечатление, что с П. В. Мультатули коллеги по профессии просто не хотят  или боятся связываться (на тот момент он работал аналитиком в РИСИ,  ближайшим помощником генерал-лейтенанта СВР в отставке, д. и. н. Л. П.  Решетникова). Исследователи стали высказывать свое  отношение к разным взглядам в исторической науке на это событие начала  марта 1917 года только в последние два-три года (см., например, интервью  канд. ист. наук Глеба Елисеева журналу "Фома" от 1 марта 2017 в статье под названием «Отречение царя: было или не было»).

Позволил  себе публично высказать отношение к статье А. Б. Разумова и вышеупомянутой книге П. В.  Мультатули известный православный общественный деятель, писатель из русской эмиграции Михаил Викторович Назаров в комментарии от 4 ноября 2011 года на  своем сайте "Русская идея":

Данная  статья Андрея Разумова широко разошлась в интернете и вызвала множество  вторичных публикаций с общим выводом: "Царь не отрекался от Престола".
Однако в таком выводе смешиваются разные стороны проблемы, а именно:

1.  Добровольного "отречения" Государя действительно не было. Это было  насильственное отрешение Императора от власти в результате  изменнического заговора, что было незаконно само по себе как преступное  нарушение присяги заговорщиками, с применением обмана и принуждения.  Основа текста вытребованного документа была составлена не Государем (это  верно показывает также и А. Разумов, сравнивая его с проектом Алексеева  и Базили). Этот текст противоречил Законам Российской Империи, которые  не предусматривают отречения царствующего Императора. Государь также не  имел права передавать престол брату в обход Царевича Алексея, а брат  Михаил не имел права принимать престол (так что его последующие  "отречение" с передачей вопроса монархии на волю Учредительного собрания  юридически неправомерно).

2. Менее важно, но тоже показательно,  что "отречение"-отрешение было и оформлено незаконно, поскольку  изготовлялось в революционных условиях: телеграмма начальнику штаба,  подписанная карандашом – это, конечно, не официальный Манифест (как она  была опубликована в газетах с таким заглавием).

3. Таким образом,  совершенно безспорно, что это "отречение" было изначально и остается  юридически ничтожно. Это был нелегитимный революционный акт, и ничто не  может отменить того факта, что последняя легитимная власть в России была  2 марта 1917 года, а все последующие результаты властвования –  нелегитимны и должны быть пересмотрены полномочными легитимными  органами: Всероссийским Земским Собором и, если для этого сложатся  условия, честным Международным Судом (что, разумеется, маловероятно) .

4.  Тем не менее, хотя "отречение" было преступным насилием, нарушением  законов и оформлено незаконно, невозможно отрицать, что Государь  подчинился насилию и признал свершившееся как факт принудительного  лишения его власти: «Кругом измена и трусость и обман!». Известны  свидетельства об участии уже отрекшегося Государя в последнем  богослужении в Ставке 5 марта, когда все присутствовавшие солдаты и  офицеры плакали:

   «Государь был спокоен. По-прежнему светились  Его глубокие, бездонные голубые глаза. Но грустно, грустно выглядели  они. Государыня Мария Феодоровна, эта маленькая царственная женщина, и в  своей старости сохранившая красоту, была слегка взволнована.  Императрица приказала поставить свечей. Царь и Царица на Царском месте.  Молятся. Проходя мимо несколько раз, наблюдая из алтаря, я вижу, как  слезятся глаза у Царя. Я вижу плачет Царица-Мать, как текут слезы по Ее  неподвижному моложавому лицу. Смертельной тугой переживали и мы все эти  молитвенные часы... У одного из сослужащих о. иеромонаха Максимилиана не  повернулся язык и он по-прежнему возглашал Его, как Императора  Самодержца...Кончилась служба. Царь и Царица, выходя, попрощались и  автомобиль увез Их во дворец... Но через несколько дней пришлось увидеть  Царя еще в более грустной, тяжелой обстановке... 8-го марта весь  Царский Штаб собрался в помещении Управления Дежурного Генерала, откуда  заблаговременно был удален портрет Его Величества. Царь пожелал  попрощаться со своими сотрудниками. Часов в 11 дня прибыл Государь.  Медленно обошел Он всех нас, вглядываясь в каждого, пронизывая Своими  грустными, добрыми глазами. Царила полная тишина. Но как тяжелы, как  невыносимы были эти минуты!..
   Государь, несколько волнуясь,  обратился с тихой, спокойной речью, благодаря за службу своих  сотрудников, прощался и призывал продолжать ее по-прежнему на пользу и  славу России. Кратким приветствием ответил Его Величеству генерал  Алексеев, пожелав Ему счастливого пути и благополучия в дальнейшем. Во  время речи Царя и ген. Алексеева многие не выдержали, плакали,  всхлипывали, а иные падали в обморок. Никакие нервы не могли выдержать  переживаемого в тот момент. Даже сейчас, когда вспоминаешь все это,  становится жутко, страшно... В этот день Государь подписал, Им лично  составленный, прощальный приказ Своей Армии и Своему Флоту, увы, скрытый  от них...

   "В последний раз обращаюсь к Вам, горячо любимые  мною войска. После отречения мною за себя и сына моего от Престола  Российского власть передана Временному Правительству, по почину  Государственной Думы возникшему. Да поможет ему Бог вести Россию по пути  славы, и благоденствия. Да поможет Бог и Вам, доблестные войска,  отстоять нашу Родину от злого врага. В продолжении двух с половиной лет  Вы несли ежечасно тяжелую боевую службу. Много пролито крови, много  сделано усилий и уже близок час, когда Россия, связанная со своими  доблестными союзниками, одним общим стремлением к победе, сломит  последнее усилие противника. Небывалая война должна быть доведена до  полной победы. Кто думает теперь о мире, кто желает его – тот изменник  отечеству, его предатель. Знаю, что каждый честный воин так мыслит.  Исполняйте же Ваш долг, защищайте доблестную нашу Великую Родину,  повинуйтесь Временному Правительству, слушайтесь Ваших начальников,  помните, что всякое ослабление порядка службы только наруку врагу.  Твердо верю, что не угасла в Ваших сердцах беспредельная любовь к нашей  Великой Родине. Да благословит Вас Господь Бог и ведет к Вас к победе  святой Великомученик и Победоносец Георгий"...».
   (Е.И. Махароблидзе. Скорбное сорокалетие // Православная Русь. 1957. № 5. С. 3-4.)

Если  "отречения не было" – как всё это объяснить? Государь чувствовал, что  безсилен сопротивляться революции, и во избежание гражданского  междоусобного кровопролития в условиях внешней войны смиренно положился  на волю Божию, подчинившись насилию. То обстоятельство, что даже в  окружении и семье Государя в дальнейшем использовали слово "отречение"  (имея в виду, конечно, недобровольное "отрешение") – говорит лишь о  филологически небрежном механическом перенятии неточной формулировки,  навязанной обществу и утвердившейся в нем.

5. Данная статья А.  Разумова показывает (и это ее основное открытие), что  заговорщики-революционеры в своих целях дезинформации и пропаганды,  видимо, изготовили несколько экземпляров "отречения", скопировав под  ними одни и те же подписи Государя и Фредерикса. Однако Разумов не  исключает того, что был некий текст "отречения", вытребованный у  Государя заговорщиками и вынужденно подписанный им. Вопрос в том – где  этот текст и как он точно выглядит. Но это не может изменить общего  смысла акта, происшедшего в тот трагический день, и не дает оснований  утверждать, что "отречения" не было вообще. Просто следует использовать  вместо неправильного слова "отречение" – правильное: ОТРЕШЕНИЕ.

ПС.  24.11.2017. Кое-что с подписями для меня проясняется, хотя и с  опозданием. Сравниваемые Разумовым фотографии якобы разных текстов  отречения на самом деле представляют собой один и тот же документ  (воспроизведенный с техническими погрешностями изображения), потому и  подписи под ним точно совпадают, так что говорить о фабрикации  "нескольких подделок со скопированными одинаковыми подписями" нет  оснований: Отречение, которое было.

См.:
https://rusidea.org/32025

Затем М. В. Назаров в своей публикации от 24. 11. 2017 вновь возвращается к этой теме:

В  последние годы в среде русских монархистов и даже историков все больший  размах приобретает кампания историка П.В.  Мультатули о том, что  отречения Государя Императора Николая II в дни Февральской революции не  было: якобы тогдашние газеты опубликовали об этом фальшивку. По мнению  сторонников этого "открытия", это реабилитирует Государя от обвинений в  "безвольной сдаче России", что ему приписывают и красные, и  демократические атеисты в нынешнем правящем слое РФ. Мы тоже считаем,  что подлинного отречения не было ‒ как законного правового акта, оно  юридически ничтожно по многим причинам. Но оно, к сожалению, было  фактически ‒ как насильственный революционный акт, которому преданный  всеми Государь был вынужден подчиниться, однако вовсе не из пресловутого  "безволия", а по духовным причинам. Вернемся к этому в послесловии к  предлагаемой ниже давней статье Яны Седовой, которая анализирует доводы  Мультатули о том, что, по его мнению, даже никакого фактического  отречения не было. ‒ Ред. РИ.

Далее  приводится рецензия Яны Седовой на книгу П. В. Мультатули "Отречение,  которого не было" под названием "Мультатули как мультипликатор мифов".

Об  авторе: Яна Анатольевна Седова. Доцент Астраханского государственного  технического университета. Автор книги "Великий магистр революции" (М.:  Алгоритм, 2006) о Февральском перевороте и об А.И. Гучкове и ряда  научно-исторических работ по предреволюционному периоду.

Правда,  Яна Седова почему-то убеждена в подлинности записки Юровского (многие  историки приписывают ее написание Покровскому), но не в этом суть  рецензии.

Какие же выводы можно сделать спустя 11 лет после выхода статьи А. Б. Разумова в его ЖЖ? 17 марта 2017 года на Конференции в Коломенском, посвященной 100-летию Явления иконы Божией Матери Державная, Василий Вадимович Бойко-Великий рассказал, что сам держал в руках текст отречения Государя и его дневник за февраль-март 1917 года в Государственном архиве. Фонд Василия Великого, который он возглавляет, провел всестороннюю экспертную почерковедческую экспертизу Дневника Государя (со словами «Кругом измена, трусость и обман»), которая установила подлинность исторического документа. До этого некоторые патриоты-монархисты высказывали предположение, что дневник императора также был сфальсифицирован, так как в него могли быть сделаны позднейшие вписки со стороны заинтересованных лиц с целью исказить реальные события.

Таким образом, сейчас можно говорить только о пропаже подлинного документа об Отречении, поскольку известная всем бумага с подписью «Николай» (даже если она подлинна), не имеет никакой юридической силы. Это утверждает, например, д. и. н., профессор Угрешской духовной семинарии Владимир Михайлович Лавров, в прошлом — главный научный сотрудник Института российской истории РАН. Следовательно, Государь все же отрекся от престола, поддавшись преступному давлению вследствии измены ближайшего окружения, но подписывал он при этом какие-то совсем другие бумаги, которые до нас по непонятным причинам не дошли и в этом случае данное насильственное отречение не является легитимным с точки зрения Свода законов Российской империи. В общем ясно то, что дело темное. Дальше можно только уточнять, но суть данного вопроса в принципе всем думающим людям понятна. Отречение от престола стало началом христоподражательного мученического подвига императора Николая II  и всей его семьи.

Впрочем, согласно одному свидетельству, известный старец  Николай Гурьянов говорил так: «Святой Царь не отрекался, на Нем нет  греха отречения. Не Он отрекся, а Его отвергли» (согласно другому свидетельству, старец признавал действительно свершившимся фактом отречение Государя только за себя, но не за наследника). Тоже самое говорит и  Василий Бойко-Великий: речь должна идти не столько об отречении, сколько  об отрешении императора от власти его собственным окружением, вставшем на путь  прямого обмана, подлых политических интриг и государственной измены.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded