echelpanov

Categories:

Несколько слов о большевиках и коммунистах (2)

#тотальная_декоммунизация

Окончание

“Гимном рабочего класса отныне будет песня ненависти и мести”

— газета «Правда» от 31 августа 1918 г.

“Вы напрасно верите в мировую революцию. Вы сеете по культурному миру  не революцию, а с огромным успехом фашизм. До вашей революции фашизма не было. Ведь только политическим младенцам Временного правительства было мало даже двух ваших репетиций перед Вашим Октябрьским торжеством. Все остальные правительства вовсе не желают видеть у себя то, что было и есть у нас, и, конечно, вовремя догадываются применить для предупреждения этого то, чем пользовались и пользуетесь Вы, — террор и насилие. Разве это не видно всякому зрячему?”.

— Иван Петрович Павлов (1849-1936), физиолог, вивисектор, создатель науки о высшей нервной деятельности, физиологической школы; лауреат Нобелевской премии по физиологии или медицине 1904 года «за работу по физиологии пищеварения». Академик Императорской Санкт-Петербургской академии наук, Действительный статский советник. Из письма в декабре 1934 года правительству СССР. Цит. по: https://polit.ru/article/2005/10/19/yakovlev/

Публикация со страницы ВКонтакте доктора исторических наук Владимира Михайловича Лаврова от 25 ноября 2019 г. https://vk.com/vmlavrov?w=wall170632696_14940%2Fall (перепост с :https://vk.com/decomunization)

Детский ГУЛАГ

Нет большей подлости, чем война власти с детишками с использованием всей мощи карательного аппарата. Опираясь на указания Политбюро ЦК, лично Ленина и Сталина, большевики создали особую систему «опального детства». Эта система имела в своем распоряжении детские концлагеря и колонии, мобильные приемно-распределительные пункты, специальные детские дома и ясли. 

Дети должны были забыть, кто они, откуда родом, кто и где их родители. Это был особый детский ГУЛАГ. 

Если обратиться к самым первым именам и фамилиям в детском расстрельном  реестре, то начинать надо с царской семьи, с расстрела царя Николая II и  его семьи в Ипатьевском доме в Екатеринбурге. Теперь там построен  храм. Похоже на покаяние.

В 1919 году в Петрограде расстреляли родственников офицеров 86-го пехотного полка, перешедшего к белым, в том числе и детей. В мае 1920 года газеты сообщили о расстреле в Елисаветграде четырех девочек 3-7 лет и старухи, матери одного из офицеров. «Городом мертвых» называли в 1920 году Архангельск, где чекисты расстреливали детей 12-16 лет (обычно принято ссылаться на Гражданскую войну, но белые почему-то детей не расстреливали, не устраивали изощренных пыток в подвалах — Е. Ч.)

Активно использовалась практика детского заложничества, особенно в борьбе против крестьян, пытавшихся оказать сопротивление аграрно-крестьянской политике режима. С осени 1918 года, еще до официального решения Политбюро по этому поводу, началось создание концентрационных лагерей, большинство узников которых составляли члены семей «бунтовщиков», взятых в качестве заложников, включая женщин с грудными детьми.

Тамбовские каратели в 1921 году докладывают: «В качестве заложников берутся ближайшие родственники лиц, участвующих в бандитских шайках, причем берутся они целиком, семьями, без различия пола и возраста. В лагеря поступает большое количество детей, начиная с самого раннего возраста, даже грудные».

«Мы содрогаемся, писал Патриарх Тихон, что возможны такие явления, когда при военных действиях один лагерь защищает свои ряды заложниками из жен и детей противного лагеря. Мы содрогаемся варварству нашего времени...».

За детьми Николая II (поистине  возмездие судьбы!) последовали в разные годы два сына Рютина, сын Зиновьева, два сына Каменева, убиты сыновья Троцкого, бесследно исчезли два сына Пятакова. Отцы расстрелянных были подельниками Ленина по преступлениям и впоследствии пожинали то, что посеяли.

Нет прощения тому, что запечатлено в оперативном приказе Ежова № 00486 от 15 августа 1937 года «Об операции по репрессированию жен и детей  изменников Родины».

Приведу некоторые положения этого чудовищного документа (с соблюдением его стилистики):

«Подготовка операции. Она начинается с тщательной проверки каждой семьи, намеченной к репрессированию. Собираются дополнительные  компрометирующие материалы. Затем на их основании составляются 

а) общая справка на семью...; 

б) отдельная краткая справка на социально опасных и способных к антисоветским действиям детей старше 15-летнего возраста; 

в) именные списки детей до 15 лет отдельно дошкольного и школьного возраста. 

Справки рассматриваются наркомами внутренних дел республик и начальниками управлений НКВД краев и областей. Последние: 

а) дают санкции на арест и обыск жен изменников родины; 

б) определяют мероприятия в отношении детей арестуемой. 

Производство арестов и обысков. 

Аресту подлежат жены, состоящие в юридическом или фактическом браке с  осужденным в момент его ареста. Аресту подлежат также и жены, хотя и  состоявшие с осужденным к моменту его ареста в разводе, но причастные к  контрреволюционной деятельности осужденного, укрывавшие его, знавшие о  контрреволюционной деятельности, но не сообщившие об этом органам  власти. После производства ареста и обыска арестованные жены осужденных  конвоируются в тюрьму. Одновременно, порядком указанным ниже,  вывозятся дети. 

Порядок оформления дел. 

На каждую арестованную и на каждого социально опасного ребенка старше 15-летнего возраста заводится следственное дело. Они направляются на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР. 

Рассмотрение дел и меры наказания. Особое совещание рассматривает дела на жен изменников родины и тех их детей, старше 15-летнего возраста, которые являются социально опасными и способными к совершению антисоветских действий. Социально опасные дети осужденных, в зависимости от их возраста, степени опасности и возможности исправления, подлежат заключению в лагеря или исправительно-трудовые колонии НКВД, или выдворению в детские дома особого режима Наркомпросов республик.
Порядок приведения приговоров в исполнение.

Осужденные социально опасные дети направляются в лагеря, исправительно-трудовые колонии НКВД или в дома особого режима Наркомпросов республик по персональным нарядам ГУЛАГа НКВД для первой и второй групп и АХУ НКВД СССР для третьей группы. 

Размещение детей осужденных. 

Всех оставшихся после осуждения детей-сирот размещать: 

а) детей в возрасте от 1-1,5 лет до 3-х полных лет в детских домах и яслях Нар- комздравов республик в пунктах жительства осужденных; 

б) детей в возрасте от 3-х полных лет и до 15 лет в детских домах  Наркомпросов других республик, краев и областей (согласно установленной  дислокации) и вне Москвы, Ленинграда, Киева, Тбилиси, Минска,  приморских и пограничных городов. В отношении детей старше 15 лет  вопрос решать индивидуально. 

Грудные дети направляются вместе с их осужденными матерями в лагеря, откуда по достижению возраста 1-1,5 лет передаются в детские дома и ясли Наркомздравов республик. В том  случае, если сирот пожелают взять родственники (не репрессируемые) на свое полное иждивение этому не препятствовать. 

Подготовка к приему и распределению детей. В каждом городе, в котором производится операция, специально оборудуются приемно-распределительные пункты, в которые будут доставляться дети тотчас же после ареста их матерей и откуда дети будут направляться затем по детским домам». 

В который раз я перечитываю этот приказ и каждый раз впадаю в смятение: не подделка ли все это? Увы, не подделка, так оно и было. По состоянию на  4 августа 1938 года у репрессированных родителей было изъято 17 355  детей и намечалось к изъятию еще 5000 детей. 21 марта 1939 года Берия сообщал Молотову о том, что в исправительно-трудовых лагерях у заключенных матерей находится 4500 детей ясельного возраста, которых предлагал изъять у матерей и впредь придерживаться подобной практики. Детям начали присваивать новые имена и фамилии. 

В апреле 1941 года начальник ГУЛАГа Наседкин сообщает о том, что в  исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД содержится вместе с  осужденными матерями 9400 детей в возрасте до 4-х лет, из них из-за  отсутствия мест только 8000 детей помещены в детские учреждения в  лагерях и колониях. В тюрьмах НКВД также содержится 2500 женщин с  малолетними детьми. Кроме того, в лагерях, колониях и тюрьмах имеется  8500 беременных женщин, из них 3000 человек на 9-м месяце беременности.

Общее число репрессированных по всей стране в 30-40-е годы крестьян превысило пять миллионов. С учетом того, что крестьянские семьи состояли в  среднем из 47 человек, среди которых минимум половина были дети, можно  представить себе масштабы преступлений режима против детей.

Отношение к крестьянским семьям, изгоняемым из родных мест, было в полном смысле варварским. Вот одно из тысяч писем о высылке семей из Украины в 1930 году:

«Отправляли их в ужасные морозы грудных детей и беременных  женщин, которые ехали в телячьих вагонах друг на друге, и тут же женщины рожали своих детей...; потом выкидывали их из вагонов, как собак, а затем разместили в церквах и грязных, холодных сараях... во вшах, холоде и голоде, и здесь находятся тысячи брошенных на произвол судьбы, как собаки, на которых никто не хочет обращать внимания... Ежедневно умирает по 50 и больше детей».

Одним из поводов к очередному ужесточению уголовного законодательства в отношении детей стало письмо Ворошилова от 19 марта 1935 года, направленное на имя Сталина, Молотова и Калинина. Девятилетний подросток напал с ножом на сына заместителя прокурора Москвы Кобленца.

Ворошилов недоумевал: почему бы «подобных мерзавцев» не расстреливать? Откликаясь на просьбу о расстреле «подобных мерзавцев», ЦИК и СНК СССР 7 апреля  1935 года издают постановление «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». В нем сказано:

«...несовершеннолетних,  начиная с 12-летнего возраста, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания». 

На местах возник вопрос о возможности применения к детям высшей меры наказания. Разъяснение Политбюро от 20 апреля 1935 года подтверждало, что к числу мер уголовного наказания относится также и высшая мера (расстрел).

20 мая 1938 года издается новый приказ НКВД «Об устранении  ненормальностей в содержании детей репрессированных родителей». В  приказе говорится, что «Среди детей репрессированных родителей имеют  место антисоветские, террористические проявления. Воспитанники  Горбатовского детдома Горьковской области Вайскопф, Келлерман и Збиневич  арестованы за проявления террористических и диверсионных намерений, как  актов мести за репрессированных родителей.

Воспитанники Нижне-Исетского детдома Свердловской области Тухачевская, Гамарник, Уборевич и Штейнбрюк высказывают контрреволюционные, пораженческие и террористические настроения. Для прикрытия своей контрреволюционной деятельности вступили в комсомол. Указанная группа детей проявляет террористические намерения против вождей партии и правительства в виде акта мести за своих родителей. Воспитанники Черемховского детдома Иркутской области Степанов, Грундэ, Казаков и Осипенко за антисоветские выступления арестованы органами НКВД».

Поэтому народный комиссариат указует:

«Первое немедленно обеспечить оперативное, агентурное обслуживание детских домов, в которых содержатся дети репрессированных родителей.
Второе своевременно вскрывать и пресекать всякие антисоветские,  террористические намерения и действия, в соответствии с приказом НКВД №  00486. 

Третье устранить привилегированное положение, созданное в  некоторых домах для детей репрессированных родителей в сравнении с  остальными детьми. 

Четвертое проверить руководящий состав и кадры воспитателей детдомов, очистив их от непригодных работников». 

Ярким  примером фальсификации обвинений против несовершеннолетних является  дело 16-летнего Юрия Каменева, расстрелянного по приговору Военной  коллегии от 30 января 1938 года. Не имея никаких доказательств его  виновности, Военная коллегия в своем приговоре указала: «Каменев,  находившийся под идейным влиянием своего отца врага народа Каменева Л.  Б., усвоил террористические установки антисоветской, троцкистской  организации; будучи озлоблен репрессией, примененной к его отцу как к  врагу народа, Каменев Юрий в 1937 году в г. Горьком высказывал среди  учащихся террористические намерения в отношении руководителей ВКП(б) и  Советской власти». 

В мае 1941 года НКВД издает распоряжение о  создании агентурно-осведомительной сети в трудовых колониях подростков.  Резидентами должны быть члены ВКП(б). Особое внимание предписывалось  уделять детям репрессированных родителей.

В годы Отечественной войны гитлеровцы гнали детей в одну сторону в Германию, а сталинцы в другую  в Среднюю Азию, Казахстан, на Восток. В дальние края поехали дети немцев, чеченцев, калмыков, ингушей, карачаевцев, балкарцев, крымских татар, болгар, греков, армян, турок-месхе- тинцев, курдов, а после войны украинцев, эстонцев, латышей, литовцев. В большинстве случаев до половины детей не доезжали до места назначения, они умирали от болезней и голода. Их выбрасывали на обочину дорог. На апрель 1945 года в Казахстане, Киргизии и Узбекистане оказалось 34 700  детей-карачаевцев моложе 16 лет. В Узбекистан привезли 46 ООО детей из  Грузии. В первые годы жизни на новых местах смертность среди  переселенцев достигала 27 процентов в год, в основном это были дети.

Горькую чашу спецпоселенца пришлось испить калмыцкому поэту Давиду  Кугультинову. Как человек образованный, он был определен в счетоводы.  Однажды получил задание провести инвентаризацию в Доме младенца  Норильского лагеря. «Переступил порог,  вспоминает Кугультинов,  дети.  Огромное количество детей до б лет. В маленьких телогреечках, в  маленьких ватных брючках. И номера  на спине и на груди. Как у заключенных. Это номера их матерей. Они привыкли видеть возле себя только женщин, но слышали, что есть папы, мужчины. И вот подбежали ко мне, голосят: «Папа, папочка». Это самое страшное когда дети с номерами. А на бараках: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство».

Закончилась война с гитлеровским фашизмом, но Сталин далеко не закончил войну с подневольным ему народом. Он продолжал выселять жен и детей «врагов народа» из Ленинграда, Москвы, Прибалтики и других регионов. Снова «выселенцы», «спецпоселенцы». В соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года спецпоселенцы становились вечными без права возврата на прежние места жительства. В совместной директиве МВД СССР и Прокуратуры СССР от 16 мая 1949 года говорилось, что все дети спецпоселенцев по достижении 16-летнего возраста и проживающие вместе с родителями (родственниками) подлежат зачислению на вечное поселение.

В 1949 году министр внутренних дел СССР Круглов докладывал Сталину, что его ведомство усилило режим выселенцев и переселенцев, особенно по трудоиспользованию и надзору. Он сообщил, что на учете в органах МВД всего (вместе с членами семей) состоит 2 562 830 выселенцев и спецпоселенцев. А шел уже пятый послевоенный год. Еще через пять лет, в марте 1954 года (через год после смерти Сталина), МВД сообщает Маленкову и Хрущеву: на спецпоселении в настоящее время находится 2 819 776 человек, в том числе детей, не достигших 16-летнего возраста, 884 057 человек.

Академик Александр Николаевич Яковлев, член политбюро ЦК КПСС, председатель Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий 

Первоисточник: «Сумерки» М.: 2005 https://dom-knig.com/read_403604-39#

Его книга — не просто воспоминания о прожитом, это — глубокое  исследование советского социально-политического строя и его эволюции,  анализ преступных элементов правления страной руководством КПСС,  приведших к политическому и экономическому краху страны. Размышления  А.Н. Яковлева подкрепляются документами, ещё недавно носившими гриф  секретности.

Читать и скачать бесплатно:

Читайте также:

О том, какие мины заложили в нашей стране репрессии (Газета.ру)

https://echelpanov.livejournal.com/3815.html


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded