echelpanov

Categories:

Оригинальный взгляд на "Пушкинскую речь" 8 (20) июня 1880 г.

о. Георгий Селин. И. И. Жук. Беседа о "Пушкинской речи" Ф. М.  Достоевского. 

Цикл бесед о русской художественной гуманистической литературе.  Автор исследования - один из соавторов книги "Загадка 2037" года, иерей Георгий Селин, клирик Серафимовского храма, пос. Селятино, Наро-Фоминского района Московской области. 

О гностических мотивах в речи Ф. М. Достоевского", можно так еще назвать эту познавательную лекцию.

Хотелось бы услышать комментарий профессиональных филологов (вроде А. Н. Ужанкова, только где их сегодня взять? Все занятые люди). Интересно, что произведения Достоевского очень любил император Александр III, но игнорировал Николай II, тот больше читал Пушкина и Чехова. Дочерей он назвал в честь героинь "Евгения Онегина" (согласно одной из версий), наследника - в честь царя Алексея Михайловича.

+ + +

Священник Георгий Селин, организовавший книгу «Загадка 2037 года», настаивает на едином послании, обращённом к нам. Вот как прочитал его я.

Веками жил русский человек по-христиански, но появляется литература, и всё рушится. От словесных фантазий до реальной катастрофы рукой подать. Русская литература и Октябрьская революция сопоставимы по разрушительным последствиям. Пока Пушкин и Достоевский будут пророками России, Ленин и Сталин останутся её апостолами. Не обновлённые версии диктаторов, а сам антихрист появится, если служение художественной словесности продолжится.

Литературу надлежит рассматривать в одном ряду с водкой и наркотиками. Чем гениальнее произведение, тем больше оно поглощает человека, перепутавшего Слово Божие с коварной речью очередного обольстителя. Жизнь превращается в дурной сон, полный обманов. Достоевский, говорите? Либерализм, сентиментальный гуманизм, лживая всечеловечность… Восторгаемся стихами Пушкина и оправдываем его связи с женщинами? Никого поэт ко Христу не привёл. Лишь доказал, что литература – огромнейшая псевдолечебница.

Литературные герои – агрессоры, захватывающие жизнь. Их никогда не было. Как отгородиться от выдуманного мира литературы и не пачкаться им? Может, на каждое слово ставить кавычки, чтобы дальше кавычек ложь не распространялась? «Татьяна» «полюбила» «Онегина». Литература – грех идолослужения. Она возникла с целью заменить Четьи-Минеи, святоотеческую письменность, Священное Писание. Классиков литературы пора назвать тем словом, которым они заслуженно должны быть названы – еретиками и отступниками от Христа. Помните, культура – орудие духовного разложения.

Безумие и ужас? Конечно!

Однако это не всё.

В современном потоке двойственных идей и бесконечных компромиссов «Загадка 2037 года» удивляет доходящей до юродства простотой и наглостью, заставляет хотя бы на короткое время пожелать определённости в решении главных вопросов о жизни и смерти. Ниже – четыре размышления, спровоцированные атакой о. Георгия на литературу.

Алексей ТАТАРИНОВ
Алексей ТАТАРИНОВ

Первое.

Живу литературой – духовно и профессионально. Уверен, что всемирная словесность (в сложном сочетании прозы, поэзии, философии, религии) и есть наша подлинная история, ни с чем не сравнимая жизнь человеческой души. Почему же с настороженностью встречаю модных, отлично говорящих священников, которые на интеллигентском языке сближают Церковь и культуру, готовы использовать помощь любого сленга и всякого контекста, лишь бы Христос стал понятен хипстеру? Конкуренты? Вряд ли. С неудовольствием нахожу в этих ораторах собственное многословие и модернистский этикет? Возможно.

Главное всё же в ином. Многие в современной Церкви настолько опьянены земным, что появляется грешная мысль о героях нового компромисса, которые готовы никого не осуждать, лишь бы продлить чудесный брак Духа с государством, культурой и цивилизацией, а главное – с житейским комфортом. Словно воцарилась мысль, что все страдальцы XX века своими лишениями подготовили церковно-общественный ренессанс, когда батюшка – приятнейший, богатый и очень успешный человек, когда он знает ответы на все мирские вопросы, и без запинки, не допуская никакой интриги, радуется, радуется миру, в котором наконец-то не нужно страдать.

В неказистой риторике «Загадки 2037 года» нахожу проповедь против литературоцентричных современников. Но не только. Скрытый удар о. Георгия – в сторону братьев по ту сторону церковной ограды. Он громко осуждает романы, страстных авторов и читателей. А я слышу кое-что ещё, иные вопросы в книге чувствую. Почему забыли о конце мира, если вы христиане? Как объяснить, что, помогая земной власти нести её крест, каждого управленца в праведники записываете? Где пределы экуменизму – не межконфессиональному диалогу, а слиянию бог знает с чем? Может, поменьше домов, машин, грузной золотой материи, которая оказывается таким искушением, что миллионам видящих и понимающих не войти в храм? Лицемеры нашего века согласятся с любой «литературой», лишь бы корыто дорогое оставили да дело не завели. Священник Георгий Селин с новейшими «симфониями» вряд ли согласен.

Второе размышление.

В книге есть отчаяние проигрывающего христианина, с гневом наблюдающего за атакой мирских сил. Обличая нынешние объятия Церкви и цивилизации, о. Георгий предлагает понимать Церковь в духе сурового Средневековья. Церковь знает Бога – никто вне её пределов к истине не приближается. Вся словесность должна находиться под контролем православного священника – литература должна быть осуждена как демоническая игра ушедших от спасения лжетворцов. Необходимо возвращение души под жёсткий контроль ритуала, календаря, таинства – все литературные мечтания разгоняются крестом как духи прельщения. Или рай с Церковью – или ад с литературой, со всеми страстями, которые она вмещает и символизирует.

Или – или: рискованное предложение. За книгой о. Георгия обнаруживается здание теократии, стремление упростить мир до духовно-социальных схем спасения. Думаю, что перечислять их не стоит. Но ещё важнее иная мысль автора и его соратников: если теократическое отношение к литературе не победит, то проиграет земная Церковь, а жизнь наша будет поглощена дьявольской армией. Христианину предложено не просто выйти из состояния компромисса, а всякую не однозначно православную речь связать с врагом рода человеческого. Православный интеллигент, привыкший беспокойно пребывать на грани церковного и мирского, вчитавшись в «Загадку», снова увидит Инквизитора. Не вернуться ли к философии, если Церковь предстаёт осуждающей и отсекающей?

Размышление третье.

О тех немногих, кому «Загадка 2037 года» может действительно помочь. Мир литературы знает серьёзные перегрузки. Вот, например, девушка, которая уверовала в искусство слова и всю любовь отдала вымышленным мирам. Юная особа быстро продвигается по гностическому пути. Она переселяется в синтетические сюжеты, где Гамлет и Дон Кихот, стихи Бодлера и Кузнецова, ранние смерти Уайльда и Есенина образуют хоровод, из которого нет выхода. Граница между литературой, религией и собственной жизнью давно оставлена позади, теперь душа филологини захвачена влиятельным декадансом, а сознание приближается к катарсису не там, где возвращаешься из текста в жизнь, а совсем в другом месте – где летишь и летишь в пространстве единого произведения, вместившего всё, отмеченное словесной красотой. И некому сказать: проснись и верни себе центр!

Если в этот момент о. Георгий ударит по пылающей голове своей книгой и прокричит о необходимости рационального спасения от дурной множественности, или просто скажет, что Бог есть и ждёт, а литературы не существует вовсе… – может получиться! Когда вижу человека, ошалевшего от книжных приключений, сразу вспоминаю, что лучше спасаться в церковной простоте, чем погибать в сложности виртуозных слов.

Теперь четвёртое размышление.

Скажу о том, что считаю главной ошибкой о. Георгия Селина. А также ошибкой всех, кто уверен, что Христос победил фарисеев ветхозаветных ради установления нового, «правильного» фарисейства внутри христианского мира. Осуждать часто легче, чем любить. На лёгкости очередного осуждения и строится рассматриваемый нами проект. Книга «Загадка 2037 года» обходит Благодать стороной ради узкого понимания Закона в объёме своих юридических и магических значений.

Представьте влиятельного фарисея времён императора Нерона или Веспасиана, который знает, что Иисус был, а весть о его богочеловеческой природе распространилась и продолжает угрожать иудейской вере. Он обсуждал в Синедрионе священные книги христиан, читал Евангелия. Он не любит их, чувствует чужое. Уверен, что надо обличить, желательно – уничтожить. За что? Вот моя наивная реконструкция фарисейской логики.

Будто специально пользуются христиане несколькими (а не одним!) текстами о жизни своего Спасителя, чтобы высмеять желание заучивать истину, передавать её буква в букву. Истинно религиозный человек жаждет ясности в главных речах и делах, а эти ценят множественность, вариации и свободу истолкований. Религиозный человек движется к ритуалу, а эти как бы и не собираются его устанавливать. В христианских Евангелиях слишком много мелких событий, замен громогласной проповеди на эпизоды, которые надо обдумывать и обсуждать. То воду их Иисус превратит в вино, то по озеру начнёт ходить перед учениками. С женщинами разговаривает, блудницу милует, грешников исцеляет. Сюжет его судьбы предъявляет нам страшные возможности христианского слова: жизнеописание Иисуса – роман, а ближе к концу – греческая трагедия.

В Нагорной проповеди собраны главные поучения нового пророка. Бойтесь двусмысленного движения! Сказано древним евреям: не убивай. Он лишает нас простоты оценки и суда: не гневайся, говорит. Мы, евреи, знаем: не прелюбодействуй. Иисус исправляет: всякий, смотрящий с вожделением, уже прелюбодействует. Он учит не противиться злому, любить врагов, благословлять проклинающих. Он творит своими речами зыбкий, опасный «внутренний мир», лишая понятия добра и зла железной, юридической ясности…Слишком много притч предлагает христианский Пастух своим овцам. Овцы могут запутаться в толкованиях, не понимая, почему религия приходит к человеку так, как приходит поэзия. «Царство Божие внутри вас есть…» «Не судите, да не судимы будете…» Иисус убирает юридических лиц, превращая жизнь в поле свободных суждений, и на поле этом прощение ценится больше, чем наказание.

А как начинает своё Евангелие их Иоанн! В греческую философию, в языческие басни тащит он наших людей: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. И Слово стало плотью…». Это что? Всё – как у языческих болтунов. Наш Бог – приказ для исполнения, их Бог – инструмент создания улетающей из-под контроля души. Обо всём важном христиане говорят так, что невозможно договориться о ясных значениях, надо везде ставить кавычки: «закон», «любовь», «Царство Бога». Гомеры и Платоны ближе Иисусу, чем иудейские мудрецы! Одна нога у него стоит в Иерусалиме, а вторая опирается на Афины.

Я не утверждаю, что Евангелие – литература. Я предполагаю, что художественная литература – это совершенно особый апокриф. Не левая идея сектантов-подпольщиков, а открывающееся в лучших произведениях движение к истине, в эстетическом пространстве создаваемые пути познания Бога и человека. Пути, не нуждающиеся в канонизации и сохраняющие читателя как личность, обречённую на серьёзную внутреннюю работу с Логосом. В этой обречённости – залог существования души и классического человека в целом.

Литература-апокриф не против Христа; она лишь всегда не согласна с тем «внутренним фарисеем», который хочет сделать Бога занудным чиновником. Кому эта мысль интересна в деталях, может посмотреть мою книгу 2008 года «Власть апокрифа: библейский сюжет и кризисное богословие художественного текста».

«Не спасёшься своей литературой!», – слышу глас из «Загадки 2037». Всё вроде правильно, спасает иное. Но если в нашей вере совсем не будет той «литературности», которая подняла Новый Завет над всей магией и теологической юриспруденцией Древнего мира, окажемся в мрачнейшей из утопий. Атака о. Георгия Селина на Пушкина и Достоевского честно показывает, за кого примется эта утопия, если станет реальностью.

Алексей ТАТАРИНОВ

г. КРАСНОДАР

Источник: https://litrossia.ru/item/10191-aleksej-tatarinov-rozhdenie-khristianstva-iz-dukha-literatury-o-knige-zagadka-2037-goda/

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded