echelpanov

Category:

Исцеление Сергея Бехтеева

Случай исцеления по молитвам св. праведного Иоанна Кронштадского

С. С. Бехтеев 

МОЕ ИСЦЕЛЕНИЕ 

Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда»; и она перейдет… (Мф. 17: 20)

Будучи весьма слабого здоровья в течение моего детства и отрочества, я перенес все возможные болезни и в заключение от ушиба при падении с ледяной горы заболел воспалением шейных позвонков. 

После невероятных страданий голова моя не могла уже держаться самостоятельно и склонялась беспомощно на плечо для того, чтобы найти себе точку опоры. 

Обеспокоенные родители отвезли меня в Москву к знаменитому в то время хирургу Склифосовскому, по указанию которого главный техник магазина Феодора Швабе положил на меня гипсовый корсет с двумя металлическими дугами над плечами, на которые опирался как бы рыцарский, тоже металлический оголовок, поддерживающий мою голову в нормальном положении. На ночь этот оголовок снимался, и его заменяла как бы узда, от которой шли концы, к которым прикреплялся груз, оттягивавший во время сна мою голову назад. 

С таким сложным приспособлением пробыл я год в деревне, после чего меня снова отвезли в Москву, где гипсовый корсет был снят и заменен кожаным с стальными планшетками. 

Несмотря на все принятые моими родителями меры, положение мое было весьма серьезно, и врачи опасались, что я останусь на всю жизнь в том же состоянии, то есть буду принужден постоянно носить механические приспособления. Все эти обстоятельства побудили моего отца отправиться со мной в С. Петербург, чтобы показать меня тамошней знаменитости, насколько мне память не изменяет, профессору Быстрову*. [* Память не изменила Бехтееву. Действительно, в конце XIX века в Петербурге блистал профессор Николай Иванович Быстров. По его инициативе, в частности, в 1885 году было организовано первое в России и второе в мире Общество детских врачей — ред.] 

Здесь, то есть в Петербурге, на казенной квартире г. Манухина и произошла моя первая и необычная встреча с дорогим батюшкой о. Иоанном Кронштадтским. 

Произошло это так: 

Был уже вечер, когда мой отец и я приехали в дом, где с минуты на минуту ожидали приезд о. Иоанна. Все собравшиеся хранили напряженное и торжественное молчание и если говорили между собою, то говорили только шепотом, как бы боясь нарушить благоговейную тишину и молитвенное настроение присутствующих. 

Но вот раздались шаги, послышались сдержанные голоса, и в большую просторную гостиную вошел, окруженный хозяевами дома, о. Иоанн, направляясь к столу, приготовленному для богослужения. 

По пути его следования все собравшиеся подходили к нему под благословение и здоровались с ним. 

Когда он подошел к столу, покрытому белой скатертью, все как будто замерло и застыло на месте в ожидании чего-то чудесного и сверхъестественного. И вот в этой таинственной тишине молитвенного полумрака раздался вдруг его душу потрясающий голос, прозвучали его предварительные, предмолитвенные слова: 

— Господь наш Иисус Христос сказал: «Где соберутся двое или трое во имя Мое, там и Я есмь посреди них!» — поэтому все, о чем мы будем сейчас просить Его, все будет услышано и по вере нашей исполнено Им. 

Эти проникновенные и полные непоколебимой веры слова явились как бы вступлением к той необычайной по силе молитве, которая зазвучала вслед за ними. 

То, что мы слышали, была не обычная наша молитва, а как бы непосредственный разговор с Самим Богом, было проявлением той недоступной нам веры, которая способна двигать горами и воскрешать мертвых; в ней была и радость общения с Богом, и скорбное взывание о помощи, и дерзновенное требование чуда… 

Когда о. Иоанн окончил службу и собирался уже уезжать, мой отец подвел меня под благословение и, рассказав историю моей болезни, просил помолиться о моем выздоровлении. Батюшка о. Иоанн с отеческой лаской обнял меня и коснулся своей рукой моей больной шеи.
Мне почудилось, что как бы электрический ток пробежал по ней, и мне стало легко и удобно, как до моей болезни. 

— Ничего, ничего, голубчик, все пройдет, — с той же родительской лаской проговорил батюшка о. Иоанн. — А корсет-то свой по приезде домой ты сними, он тебе больше не нужен!.. 

Слезы радости брызнули у меня из глаз, и, крепко поцеловав руку моего спасителя и благодетеля, в сладком трепете проводил я дорогого батюшку о. Иоанна до выходных дверей квартиры. 

На следующее утро я уже не надел моего корсета и с той поры расстался с ним навсегда. 

Все те ужасы, которые мне предсказывали светила науки, были устранены силою молитвы угодника Божьего, и полная подвижность моей шеи снова вернулась ко мне. 

Много времени прошло с тех пор, и вся моя детская хворость отошла в область преданий. 

Гимнастика, борьба и тяжелая атлетика еще больше укрепили мое здоровье, что дало возможность без особых потрясений перенести все испытания военной службы, а в беженстве – работу, сопряженную с тяжелой затратой силовой энергии».

(Бехтеев С.С. Два чуда о. Иоанна Кронштадтского/ / Православная Русь. 1951, № 24. С.11-12).

https://vk.com/feed?w=wall175451648_2438

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded