echelpanov

Category:

"Кровавая пятница". О причинах русской смуты

"Сочинения Маркса слабы в аргументации, тяжеловесны и малодоступны в изложении, туманны в терминологии. Маркс обращается к хищническим инстинктам обездоленного человечества. Попытка осуществить его заветы завершится социальной катастрофой. Социализм — это зло, от которого гибнут нравственность, долг, свобода, личность."

— Николай Христианович Бунге, доктор политических наук, экономист, министр финансов Российской Империи (1882-1886) и председатель комитета министров (1887 - 1895). Преподавал политическую экономию, статистику и финансы великому князю Николаю Александровичу (будущему императору Николаю II).

РАССТРЕЛ БОЛЬШЕВИКАМИ ДЕМОНСТРАЦИИ РАБОЧИХ В ПОДДЕРЖКУ УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ 5 ЯНВАРЯ 1918г.

5 (18) января в «Правде» вышло постановление за подписью члена коллегии ВЧК, с марта главы Петроградской ЧК, М. Урицкого, которым всякие митинги и демонстрации в Петрограде были запрещены в районах, прилегающих к Таврическому дворцу. 

5 (18) января произошел расстрел демонстрации в поддержку Учредительного собрания в Москве. По официальным данным (Известия ВЦИК. 1918. 11 янв.) число убитых более 50, раненых — более 200

«Правда» знает, что в манифестации принимали участие рабочие Обуховского, Патронного и других заводов, что под красными знаменами Российской с.-д. партии к Таврическому дворцу шли рабочие Василеостровского, Выборгского и других районов. Именно этих рабочих и расстреливали, и сколько бы ни лгала «Правда», она не скроет позорного факта.»

— Максим Горький, «Несвоевременные мысли. Заметки о революции и культуре 1917-1918 гг.»

Среди погибших были эсеры Е. С. Горбачевская, Г. И. Логвинов и А. Ефимов. Через несколько дней жертвы были похоронены на Преображенском кладбище.
Среди погибших были эсеры Е. С. Горбачевская, Г. И. Логвинов и А. Ефимов. Через несколько дней жертвы были похоронены на Преображенском кладбище.

5 января 1918 г. в составе колонн демонстрантов рабочие, служащие, интеллигенция двинулись к Таврическому и были расстреляны из пулеметов. Из показаний рабочего Обуховского завода Д. Н. Богданова от 29 января 1918 г., участника манифестации в поддержку Учредительного собрания: 

«Я, как участник шествия еще 9 января 1905 г., должен констатировать факт, что такой жестокой расправы я там не видел, что творили наши „товарищи“, которые осмеливаются еще называть себя таковыми, и в заключении должен сказать, что я после того расстрела и той дикости, которые творили красногвардейцы и матросы с нашими товарищами, а тем более после того, когда они начали вырывать знамена и ломать древки, а потом жечь на костре, не мог понять, в какой я стране нахожусь: или в стране социалистической, или в стране дикарей, которые способны делать все то, что не могли сделать николаевские сатрапы, теперь сделали ленинские молодцы.» ... ГА РФ. Ф.1810. Оп.1. Д.514. Л.79-80 

Сторонники Собрания не решились применить оружие в защиту своих интересов; по ехидному выражению Троцкого, они пришли в Таврический дворец со свечами на случай, если большевики отключат свет, и с бутербродами на случай, если лишат продовольствия, но винтовок с собой они не взяли. 

Подробнее — https://vk.com/vmlavrov?w=wall170632696_15267%2Fall

Профессор Боханов о причинах революции 1917 года:

«Общественность не только не собиралась помогать власти, но и делала все для ее ослабления. В конце весны и летом 1915 г. фактически возник новый внутренний фронт, сражения на котором уже не прекращались до самого падения монархии. Борьба на этом фронте требовала неимоверных усилий. Внутренний противник был, порой, трудноразличим. На его стороне нередко выступали влиятельные фигуры, постоянно говорившие о спасении России. Однако своими дискредитациями должностных лиц различного уровня способствовали ослаблению моральной силы страны и армии. Конечно, это не была некая «пятая колонна», инспирированная заграницей, за исключением большевиков-ленинцев ни одна политическая партия или группа не являлась содержанкой враждебной России стран. Национально-государственная безответственность и краснобайство правили бал на самоубийственной ярмарке тщеславия всей этой российской «общественности». 

Вместе с тем и действовали тайные властененавистники. Например, масоны, о тлетворном влиянии которых на ход русской истории было столько сказано и написано. Они, безусловно, являлись непримиримыми врагами Царской власти и Православия. Все это бесспорно. А к числу вольных каменщиков принадлежали даже некоторые родственники Царя. Великий князь Николай Михайлович (внук императора Николая I, был расстрелян большевиками в Петропавловской крепости).

Признавая эту очевидность, следует признать и другую. Никакого сколько-нибудь влиятельного масонского общественного движения в России никогда не имелось. Во всяком случае, убедительных доказательств обратному так никто и не привел. Даже применительно к декабристам, практически все лидеры которых прошли масонскую школу, говорить о «масонском импульсе» следует с большой осторожностью. Декабристы желали свержения Царской власти не потому, что начитавшись Дидро, Вольтера и Руссо, полюбили свободу и решили во имя ее уничтожить династию. А потому, что являлись по своему душевному складу не православными. Не масонство тому стало виной, а пресловутая Петровская «Голландия», рождавшая поколения русских, уже не чувствовавших и не понимавших глубокую духовную первооснову русской истории и русского государства.

Великие русские святые и апокалиптики:  Серафим Саровский, Феофан Затворник, митрополит Филарет Московский, Федор Достоевский, Константин Леонтьев, Иоанн Кронштадский задолго до наступления последнего часа России предощущали и предсказывали грядущую катастрофу. Они видели ее причину в отходе от Бога и Его Церкви. Никто из них не говорил ни о каких масонах и прочих русоненавистниках как о могильщиках Руси-России. Масонство произрастало там, где крепость веры увядала. А потому враждебные России инспирации могли приносить ядовитые плоды. Потеряв национальную духовную опору, многие люди бежали, не зная куда, желали того, не зная чего и в этом алкании небытия становились жертвами беспочвенных иллюзий и почитателями глиняных божков. 

Что же касается последнего периода существования монархии, то здесь ситуация в своей безвыходности была настолько трагической, что сводить ее на уровень заговора — значит путать жанры. Духовную трагедию заменять и подменять политическим фарсом.

Бороться с царем, его министрами и генералами во имя какого-то другого царя и других министров могли лишь те, для кого базовый принцип православного мироустроения не имел определяющего значения. Царь — устроение Божие. Таинство Царского миропомазания этот христианский канон и подтверждало и закрепляло. Так было во Втором Риме Константинополе, в империи Константина — Византии, так было и в Руси-России (жители империи Константина и не подозревали, что живут в Византии. Это имя присвоили империи католические противники. Греческие византийские историки неизменно называли своих соплеменников римлянами, ромеями, а римлян — итальянцами или латинянами. Они порой использовали термин «Византия», но лишь как древнее обозначение своей столицы, на месте которого до Константина Великого располагался греческий город Византий).

Власть в России до самого конца следовала непререкаемой христианской царской традиции. В этом смысле она осталась единственным и последним мировым бастионом государственно-христианского благочестия, но влияние безрелигиозной и просвещенной Европы сказывалось на всем строе духовной жизни России. Власть же оставалась преданной своему царско-имперскому заданию и предназначению. Император Николай II и Александра Федоровна являли собой в новейшей истории такой пример христопреданности, аналога которому не существовало».

— док. ист. наук А. Н. Боханов, из книги «Последний Царь» (М.: Вече, 2006), глава 17

Тут можно дополнить, что в какой-то степени центром «масонского влияния» в Российской империи стала Государственная Дума после Манифеста 1905 г., в которой собирались представители разных зарубежных масонских лож (в основном, связанных с Францией и Великобританией). Именно тогда Прогрессивный блок (сформированный в августе 1915 г. и состоявший преимущественно из представителей парламентских партий прогрессистов, кадетов, октябристов и сблизившихся с октябристами «прогрессивных русских националистов», чье объединение ВНС распалось после 1915-го) и стал представлять из себя разнородное, но весьма влиятельное, по сути масонское движение. Понятно, что это влияние распространялось на общественность больших городов империи, «просвещенное» высшее общество, которое читало газеты, а это приблизительно 10-15% от всего населения государства. Оно представляло какие угодно интересы, но только не народные и крестьянские (официально это дворяне, купцы, промышленники, финансисты и пр.). Уму непостижимо, но в тогдашней нижней палате Парламента не было официальной правительственной партии, поддерживающей самодержавную государственную власть что-то немыслимое, если смотреть из реалий сегодняшнего дня (лишь один ВНС с Меньшиковым, Шульгиным и др. поддерживал политику Столыпина вплоть до гибели последнего). Под конец царствования Николая II в защиту правительства выступали только депутаты-одиночки из Союза русского народа (самого массового общественного движения России того времени, считавшегося маргинальным в глазах либерального парламентского большинства), как Н. Е. Марков, 22 ноября 1916 года посмевший назвать председателя Думы Родзянко «мерзавцем», за что был удален на 15 заседаний. После Февральской революции лидеры Прогрессивного блока, кроме националистов, вошли во Временное правительство России — так называемое «правительство народного доверия» Думы.

Сбылась давняя мечта лидеров думской оппозиции — самим стать министрами!

+ + +

Как велась грязная политическая игра общественности того времени?

Об Александре Дмитриевиче Протопопове (16 сентября 1916 года назначен императором управляющим Министерством внутренних дел) оппозиционные думские круги говорили в ноябре того же года: «Разжижение мозга на почве сифилиса, абсолютно психически ненормален». 

Николай II, когда узнал об этом, сказал: «Я об этом слышал. С какого это времени он стал сумасшедшим? C того, как стал министром? Но в Думу-то его выбирал не я, а губерния». Протопопов был избран симбирским дворянством, предприниматели его избрали Председателем Совета съездов представителей металлургической промышленности, состоял в одной группе с Милюковым (после своего избрания на пост министра без одобрения своих коллег по партии земцев-октябристов стал восприниматься как ренегат-предатель). Клич «долой Протопопова!» объединил все думское большинство.

Императрица: «Он дорог нам. А, следовательно, они его и ненавидят. Они по-одному удалят всех, кто нам предан. Потом наступит и наш черед».

Александра Федоровна была прозорлива [беда в том, что Государь мало ее слушал, а она советовала ему жестко разобраться с Думой, по словам док. ист. наук В. М. Лаврова. Характерно, что после убийства Г. Е. Распутина, ставшего жертвой социального психоза, великосветских интриг и английской разведки, никто из его названных убийц не понес какого-либо наказания. Согласно одной из версий, Елизавета Федоровна очень просила Государя пощадить великого князя Дмитрия Павловича, а по законодательству того времени сообщники преступника не могут быть наказаны, если один из них помилован. Кроме того, стоило бы уже в декабре 1916-го ввести в Петрограде военное положение, всех критиков Правительства арестовать, распустить Думу, закрыть оппозиционные газеты, при необходимости ввести комендантский час, запретное время для появления праздношатающейся толпы на улицах. Остается недоумевать, почему этого не было сделано. Ни в одной воюющей стране, будь то Франция или Германия не было такой свободы для критики правительства, как в России — Е. Ч.].

(там же, глава 18)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded